Оригинал взят у [livejournal.com profile] bytebuster463 в Історичне — Вторжение варваров
Originally posted by [profile] grzegorz_b at Вторжение варваров
Было четыре часа утра 17 сентября 1939 года, когда Красная Армия приступила к осуществлению приказа № 16634, который накануне выдал народный комиссар обороны маршал Климент Ворошилов. Приказ звучал кратко: «Начать наступление на рассвете 17-го». Советские войска, состоявшие из шести армий, сформировали два фронта — белорусский и украинский и начали массированную атаку на восточные польские территории. В атаку было брошено 620 тысяч солдат, 4700 танков и 3300 самолетов, то есть в два раза больше, чем было у Вермахта, напавшего на Польшу 1-го сентября.
Вторжение варваров
Советские солдаты обращали на себя внимание своим видом. Одна жительница городка Дисна Виленского воеводства, описывала их так: «Они были странные — маленького роста, кривоногие, уродливые и страшно изголодавшиеся. На головах у них были причудливые шапки, а на ногах — тряпичные ботинки». В виде и поведении солдат была еще одна черта, которую местные жители заметили еще отчетливее: животная ненависть ко всему, что ассоциировалось с Польшей.

Она была написана на их лицах и звучала в их разговорах. Могло показаться, что кто-то уже давно «пичкал» их этой ненавистью, и лишь теперь она смогла вырваться на свободу.

Советские солдаты убивали польских пленных, уничтожали мирное население, жгли и грабили. За линейными частями шли оперативные группы НКВД, чьей задачей была ликвидация «польского врага» в тылу советского фронта. Им была поручена задача взять под контроль важнейшие элементы инфраструктуры польского государства на оккупированных Красной Армией территориях.

Они занимали здания государственных учреждений, банков, типографий, редакции газет; изымали ценные бумаги, архивы и культурные ценности; арестовывали поляков на основании подготовленных заранее списков и текущих доносов своих агентов; ловили и переписывали сотрудников польских служб, парламентариев, членов польских партий и общественных организаций. Многие были сразу же убиты, не имея шансов даже попасть в советские тюрьмы и лагеря, сохранив хотя бы теоретические шансы на выживание.
Read more... )


Оригінал публікації — на Дрімі. Підписуйтеся, бо ЖЖ може опинитися закритим у будь-який момент.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] olga_den_f в Прецедент Савченко
*
В этой драме у меня, как и у многих украинцев, наибольшее отторжение вызывает не Путин, а наше руководство.

Путин — он действует в рамках придуманного для себя образа восточного властителя, для которого люди, как песок в Сахаре. Деспотов надо не осуждать, а свергать.

Read more... )


Оригинал взят у [livejournal.com profile] blikdd в Интерпретация фактов
В последнее время как-то возросло напряжение информационного пространства вокруг личности Юлии Тимошенко.

Пропагандистская машина, вдохновенно побрызгивая слюной, отрабатывает версию «Юлька как камень преткновения на светлом пути Украины в Европу», на который неожиданно ломанулись лучшие друзья русских «слонов» в Украине, вместо того, что бы упокоиться в «братских» объятиях. Ну понятно, «пацаны», шо с них взять, но разношерстых мнений более чем достаточно. Так наступил ли час придать ЮВТ забвению?!

Не знаю насколько предложенный взгляд будет оригинален, но как говорят художники … «А я так вижу».
I

Сюжет сказки начал закручиваться в лютую предрождественскую стужу, на рубеже 2008 и Нового 2009 года.

Ее начало положил небезызвестный гнидко, у которого в сердце чадил пепел Клааса «накрывшейся» 27-ми процентной доли в «РосУкрЭнерго», запретивший Дубине подписывать мацкальский газовый контракт с ценой газа в 250 зеленых Франклинов за 1000 кубов, и с чувством выполненного президентского долга отбывший на променад в Карпаты, поддерживать отечественного производителя услуг.

Наедине с взбешенным, закусившим удила северным «гномом», замерзающей Европой, и напряженно затихшей, отапливаемой в режиме технологически взрывоопасного реверса собственной страной – осталась одна премьер.

Уж не знаю, как протекал разговор между Ангелой и Юлей, скорее всего речь шла о европейских перспективах Украины, но две умные женщины, мыслящие государственными категориями, всегда способны договориться. Газовый контракт был подписан, Европа согрелась, а Украина получила трехлетний переходный период и формульную цену газа на 2009 год по 237 зеленых за 1000 кубов.

Канцлер и премьер хорошо поняли друг друга. Украина, хрустя палками «бело-синих» в колесах евроинтеграции, набирая обороты, двигалась к выборам президента 2010 года. Кто им должен стать они обе предполагали, и посему вопрос корректировки контрактов и европейского пути особых опасений не вызывал.

Тем более что премьер, в отличии от большинства украинских политиков, воспылала амбициями построить успешную Украину.
II

Трудно предположить на каком этапе произошел сбой. Скорее всего вопрос был комплексный.

Внутри страны особо денежный народ, аки тараканы засуетился, услышав про надвигающуюся «диктатуру Закона». Та ото оно им надо?!

А извне некоторые подумали, что дурковатым увальнем управлять будет проще, а кто-то черпал эту уверенность из пыльных папок с кучей чернильных грифов о секретности, с повествованием о его «легендарном» прошлом.

Как бы там ни было, но выиграв выборы, президентом стала не она. «Гарантом» в 2010 назвали мужскую особь. Он сходу, одним отволок остатки обогащенного урана, а другим сдал военную базу в Севастополе до 2042 года, слегка нарушив этим Конституцию, и даже немножко совершив государственное преступление. Уж очень хотелось понравиться.

За что у одних удалось сфотографироваться на фоне ихнего Барака, а другие, видимо на радостях от неожиданно укоренившегося ФСБэшного клопятника в колыбели «братских» мараков, напроч забыли о снижении цены на газ.

Не, одно дело когда ты кого то, но когда кидают тебя, такого классного пацана ?!! Ох же ж и дерьмовое это ощущение, полета фанеры над Парижем. И чем больше ездишь в белокаменную с челобитными, тем оно острее.

В какой то момент, из редких светлых воспоминаний детства, в памяти всплыла сказка про «Колобка». Вот оно, озарение. В следующую поездке он гордо заявил «гномам» – или газ или он уходит к Европе.

В ответ молчаливое презрение и вместо прибытия на их «пацанскую» стрелку, катание с какими то байкерами! А дома еще и эта ненавистная Юлька ни в грош тебя не ставит и без конца воду мутит. Н-е-н-а-в-и-ж-у …

Спасибо, – «волхвы» чьи то приходили, подсказали – «Посади ты ее, да и дело с концом». И посадил. Уф, хоть в чем-то полегчало.

Тыць-грыць, ну кто бы мог подумать, шо Европа на дыбы встанет, принципами независимого и объективного правосудия они видите ли поступиться не могут. Юльку им незаконно посаженную возьми да отпусти.
А те шо от Барака приезжали, так те вообще … молча бумажку с номерами счетов непосильным трудом нажитого в морду ткнули, и короткое - отпускай.

 От зараза, только теперь в ликах заезжих «волхвов» оскал северных «гномов» проступать начал, и донеслось такое л-а-а-а-сковое… «катись ка ты Колобок в ТС, в ЕС тебе пути нет, наш ты, и мы тебя тут не больно порежем».

Ох, как же в этом шпагате пританцовывать надоело, забиться бы в страусиный угол милого сердцу Межигорья, да по пенечкам …

Не, таки в Европу, те хоть резать не обещают, да и деньги там, шо свои, шо МВФ-кредитные, ... мечты. Вот только выпустить Юльку … оно ж в падло, пацаны не поймут, подумают вождя нагнули, эх …
III

Сказки.
Это конечно не какой то там Бабель, и совсем не Бебель.
Но даже их, хоть некоторые, нужно читать до конца.
 Хотя бы для того дабы знать, что на каждого Колобка есть своя Лиса, и уж совсем худо, когда их две – Ангела и Юля.
IV

Думала ли ты, что попадешь за решетку? Нет? Верила, что тебя защитят люди?
Не стоит обижаться. Они просто не готовы. Пока, в основной своей массе, не готовы защищать даже себя. Но они быстро учатся. Им очень многому нужно научиться – уважать себя, ближнего, радоваться его и своим успехам, просто жизни, помогать друг другу, не гадить там, где живем, да и вообще стараться не гадить, мы же люди, человеки разумные, а это должно звучать гордо.

И у каждого своя миссия.
Кто бы мог подумать, что Бычара почуствовавший себя Колобком может стать ... мавром. А он может. Вот приведет свое упрямое восточное стадо в Европу и сразу станет.
А все иные уже идут туда сами, изменяя себя и свое отношение к миру.

Юля, у нее еще все впереди. Ведь непростительным расточительством будет не дать реализоваться той, которая даже будучи ограниченной тюремными стенами, способна изменять реальность к лучшему больше, чем те кто находится здесь, на свободе .

Ей еще так много нужно сделать, вместе с нами.
Нам еще нужно построить целую успешную страну, ведь мы так много времени потратили впустую.
V

Да, кстати, если вы услышите, что от нас ничего не зависит, и за нас все решат другие, это не правда, сами, исключительно сами. Просто получить результат можно как действием, так и бездействием, это что кому больше нравится.

Нда, роль женщины в истории, возможно не так уж далеки от истины французы, говоря – «Чего хочет женщина, того хочет Бог». Так стоит ли противиться Божьему промыслу …

Белорусская писательница, лауреат Премии мира Союза немецкой книготорговли рассказала DW о своем видении событий на Украине и о том, что на самом деле могло бы вызвать перемены.

Deutsche Welle: Актуальные события на Украине сейчас мало кого оставляют равнодушным. Как вы воспринимаете присходящее?

Светлана Алексиевич: Это очень трагическая ситуация, потому что в течение нескольких дней был взорван тот мир, который с таким трудом выстроили после Второй мировой войны, после стольких страданий. И это,конечно, совершенно неожиданно. В моей книге "У войны неженское лицо" одна из героинь рассказывает, как они, когда было объявлено о победе, расстреливали всю ночь оставшиеся патроны. Им казалось, что они больше никогда не понадобятся, что люди больше никогда не допустят выяснения отношений таким образом. И вдруг оказывается, что националистические идеи живучие. Вот это собирание земель, свой-чужой...

- В своем эссе для немецкой газеты Frankfurter Allgemeine вы говорите о типичном российском почерке, о том, что похожий сценарий вы уже видели в Афганистане, в Абхазии, Грузии...

- Когда я писала книгу "Цинковые мальчики" и была на "советской войне" в Афганистане, я была свидетелем того, как ребятам без конца внушали, что если бы не вы, тут бы оказались американцы и наша граница была бы открыта, и какие вы герои, что вы это сделали. Я думаю, что то же самое сейчас говорят и ребятам, которые стоят в Крыму. И это очень грустно.

- По вашему мнению, почему человеком так легко управлять?

- Есть вопросы, на которые никто не имеет ответа. Ни политики, ни ученые, ни искусство. Как там у Достоевского: добро и зло борются, а поле их битвы - сердца людей. И мы, как оказывается, никак не защищены. Огромный мир - и все сейчас испытывают беспомощность.

- То, как в России реагируют на присоединение Крыма, вы называете "феноменом коллективного Путина". То есть вина в происходящем тоже коллективная?

- Нет, это подразумевает то, что взять Крым только формально решил Путин, а неформально, если глубоко задуматься над этой проблемой, - это заказ общества, это "красный человек". Его "коллективное бессознательное" нашло такую форму выражения. Почему сейчас самое ругательное слово - "либерал", "демократ"? Потому что существует огромная ненависть к тому, что было в 1990-е годы, у людей, которые чувствуют себя униженными, обманутыми.
Советский флаг в Крыму

''Красный человек'' берет реванш

Обычное обывательское мышление не способно прослеживать вещи до конца, оно хватается за какие-то поверхностные вещи. Да, это действительно так: их унизили, обобрали. Огромной страны, в которой они выросли, нет. Больше половины русского населения живет плохо. И конечно, вот этот "красный человек" берет реванш. Вы думаете, что он исчез, что советские идеи мертвы? Ничего подобного.

- Но что же "красный человек" для себя от этого выигрывает?

- Вы посмотрите, какой взрыв патриотизма, какая милитаристская истерика! Потому что это глубоко сидит в ментальности: мы - большая страна, мы - сильные, нас все боятся. Не говоря о том, что в Крыму люди действительно голосовали за присоединение к России. Такие проблемы надо решать другими путями. Есть же международные решения таких вопросов. Но это требовало времени и совсем других представлений о мире. У наших политиков - устаревшая картина мира. Они думают, что можно по-прежнему править с помощью оружия, силой, наглостью. Дай бог, чтобы западным политикам хватило ума найти решение, чтобы не началась третья мировая война. Война всегда начинается с таких формальных, небольших причин.

Украина - это же огромнейшая страна. Она не единая. Вот я, например, сама родилась в Ивано-Франковске, на западе, а всю жизнь ездила к бабушке, она - из Винницкой области, что ближе к востоку. Конечно, восток больше ориентируется на Россию, запад - на Европу, но антирусские настроения везде сильны. Бабушка в детстве пугала: "Не будешь слушаться - москали придут". А голодомор... Это глубокая историческая обида в сознании украинского народа.

- Очевидно, что старая система представлений все же дает трещину. Есть люди, которые хотят перемен, проявляют мужество, выходят на площади. Не только на Украине, но и в России, и в Беларуси...

- Даже не верится, что всего лишь два года назад были "белые ленточки". А сейчас, после того, как несколько человек получили реальный срок, все это заглохло. У людей появляется страх. Хотя вот на марш против войны на Украине достаточно много людей вышло. Это тоже о чем-то говорит.

Но меня саму очень поражает поведение русской элиты. Как раз народ ожидает, что она будет с ним, а оказалось иначе. Кого мы видим вместе с народом? Улицкую, Акунина... Совсем немногих. А остальные - с Путиным. Стали государственниками, державниками, патриотами, православными. В 1990-е годы мы все ходили на демонстрации, верили в перемены. Но мы были абсолютными романтиками. Никто из нас 20 лет назад не мог бы поверить, что это все может случиться, что на сцену выйдут самые темные, самые примитивные силы, что молодежь опять будет читать Маркса- Ленина...

Хотя тут надо признать, что когда я писала книгу "Время секонд хэнд", я очень редко слышала, чтобы люди были довольны тем, что произошло. Все хотели не этого, не капитализма, а социализма с человеческим лицом. Им не нравится то, что получилось.
Контекст
Светлана Алексиевич: Коллективный Путин

В немецкой газете Frankfurter Allgemeine появилось эссе Светланы Алексиевич - блестящего мастера художественно-документальной прозы, лауреата Премии мира Союза немецкой книготорговли. DW публикует это эссе с некоторыми сокращениями.
Страшный бедный "красный человек" Светланы Алексиевич
"Последний шанс" Украины
Виктор Ерофеев: Как вернуть России Аляску и где конец Путина
Владимир Каминер: Путину может помочь только Меркель

- Но это же типично для народных революций: люди выходят на улицу, руководствуясь эмоциями, а дальнейшую стратегию никто рационально не продумывает...

- Конечно, к сожалению, ни одна революция не делается красиво. Все это в крови, достаточно подумать о Майдане. И много темного происходит во время революции. А уж после революции - и вообще: к власти приходят мародеры. Во-вторых, сама свобода - это огромная работа. В Германии свободу столетиями оттачивали, и то вон как тут каждый вопрос обсуждается. А у нас думали, что свобода - это как швейцарский шоколад: привезли пару вагонов - и полно свободы!

- Повлиял ли Майдан на соседние страны? Возможна ли цепная реакция, например, в Беларуси?

- Я могу вам сказать, что в Беларуси этого в ближайшее время не будет. Потому что это - маленькая страна. Существует проблема запаса элиты, тех, кто бы мог поднять народ, найти для него слова, идеи. И в то же время во главе стоит очень сильный, наглый, харизматичный и опытный лидер, который никогда уже не отдаст власть без крови. А крови сегодня никто не хочет.

Я когда смотрела, как отважно вели себя украинцы, как эти молодые люди погибали, это было двойное чувство. С одной стороны - гордость, восхищение. А с другой - мне эта цена казалась непомерно большой. Мне не нравятся революции. Я за эволюционный, медленный путь. Чтобы гражданское общество формировалось, развивалось. Но ведь людям все время невтерпеж. А мне кажется, что в том, что касается исторических путей, спешить не надо. Тем более на постсоветстком пространстве.

- Правда ли, что в Беларуси в моду входит белорусский язык, народ посещает языковые курсы? В каком состоянии сейчас находится белорусское национальное самосознание?

- Да, это на самом деле так. Я считаю, что к этому подтолкнула украинская революция. Вдруг, когда все увидели, как украинцы могут отстоять свое, в массовом сознании белорусов произошел какой-то щелчок. Сначала, когда первые курсы открывали, на большой наплыв не надеялись, и вдруг оказалось, что они были заполнены за 15 минут. И так дальше пошло. Когда наш писатель-историк Владимир Орлов выступает, полные залы молодежи собираются. Они хотят знать историю, задают вопрос ы. Я думаю, что накопление сопротивления происходит. Оно не такое быстрое, как хотелось бы, но и не надо торопиться. Надо дать народу для этого созреть.

- Есть ли надежда на то, что украинско- российский конфликт вскоре разрешится?

- Я думаю, это все еще долго будет продолжаться. Будет долгая попытка помешать Украине пойти в сторону Европы. Потому что Россия не может представить себе, что Украина - это отдельная страна и что она пойдет своим путем. Я сторонник того, чтобы Запад как можно больше помогал Украине, чтобы там скорее начались заметные для народа перемены.

И вот это уже подействует на соседей. Сейчас можно говорить скорее об отрицательном влиянии Майдана. Люди испугались, никто не хочет умирать. Люди почувствовали вкус жизни. Вот когда они увидят, что украинцы начнут иначе жить, когда этот порыв народа конвертируется в достоинство нации, это будет лучшей агитацией за новое будущее. Я - сторонник ползучей эволюции.
13 октября во Франкфурте Светлане Алексиевич была торжественно вручена Премия мира Союза немецкой книготорговли. DW публикует (с некоторыми сокращениями) текст ее выступления.
Светлана Алексиевич выступает на торжественном вручении ей Премии мира

У Достоевского в "Легенде о Великом инквизиторе" идет спор о свободе. О том, что путь свободы трудный, страдальческий, трагический… Человек должен все время выбирать: свобода или благополучие и устроение жизни, свобода со страданиями или счастье без свободы. И большинство людей идет вторым путем.

Нет заботы беспрерывнее и мучительнее для человека, как оставшись свободным, сыскать поскорее того, перед кем преклоняться и кому бы передать поскорее тот дар свободы, с которым это несчастное существо рождается.

Большую часть своей жизни я прожила в Советском Союзе. У коммунизма был безумный план - переделать "старого человека", ветхого Адама. И это получилось. Может быть, единственное, что получилось. За семьдесят с лишним лет был выведен отдельный человеческий тип - homo soveticus. Одни считают, что это трагический персонаж, другие называют его "совком". Кто же он? Мне кажется, я знаю этого человека, он мне хорошо знаком, я рядом с ним, бок о бок, прожила много лет. Он - это я. Это мои знакомые, друзья, родители. Мой отец, он недавно умер, до конца жизни оставался коммунистом.

Я написала пять книг, но на самом деле почти сорок лет я пишу одну книгу. Веду русско-советскую хронику: революция, ГУЛАГ, война, Чернобыль, распад "красной империи"... Шла следом за советским временем. Позади море крови и гигантская братская могила. В моих книгах "маленький человек" сам рассказывает о себе. Его никто никогда ни о чем не спрашивает, он исчезает бесследно, унося свои тайны с собой. Я иду к безмолвным. Слушаю, выслушиваю, подслушиваю. Улица для меня - хор, симфония. Бесконечно жаль, сколько всего сказано, прошептано, выкрикнуто в темноту... Все это блеснуло и тут же исчезает, а сегодня исчезает особенно быстро. Мы быстро стали жить.

В каждом из нас есть кусочек истории, у кого-то он большой, у кого-то маленький, а из всего этого получается большая история. Большое время. Я ищу человека потрясенного, человека, который поражен тайной жизни, другим человеком. Иногда у меня спрашивают: неужели люди так красиво говорят? Человек никогда так красиво не говорит, как в любви и возле смерти. Мы, люди из социализма, похожи и не похожи на остальных людей, у нас свои представления о героях и мучениках. Особые отношения со смертью.

Голоса... Голоса... Они живут во мне... Преследуют меня...

Вот рассказ... "Я так любил нашу тетю Олю. У нее были длинные волосы, красивый голос. Когда я вырос, я узнал, что тетя Оля донесла на своего родного брата, и тот сгинул где-то в лагере. В Казахстане. Уже она была старая, я спросил ее: "Тетя Оля, зачем ты это сделала? Ты жалеешь о своем поступке?" - "Я тогда была счастлива. Меня любили". Понимаете, нет химически чистого зла. Зло - это не только Сталин, но и красивая тетя Оля".

Я слышала эти голоса с детства. В белорусской деревне, где я росла, после войны остались одни женщины, с утра до темноты они работали, а вечером боялись своих пустых хат, выходили на улицу, сидели на лавочках. Говорили о войне, о Сталине, о горе. Это от них я услышала, что страшнее всего было смотреть на войну весной и осенью, когда птицы улетали и возвращались, они не знали человеческих дел. Попадали под артиллерийские обстрелы. Тысячами падали на землю.

Женщины вспоминали то, что я не могла понять детским умом, но запомнила. Как жгли деревни вместе с людьми. Те, кто успел убежать и спрятаться в болоте, вернулись через несколько дней на черное пустое место. Ни одного человека, только зола. И две случайно забытых в колхозном саду лошади. "Мы думали, как же людям не стыдно было творить такое при животных? Лошади же на них смотрели..."

То, что я слышала на улице, я не могла найти в книгах, которые были в доме моих родителей, сельских учителей. Как и все, я носила значок с кудрявым мальчиком Лениным. Мечтала стать пионеркой, затем комсомолкой. Я прошла этот путь до конца...

Воспоминания – капризный инструмент. Человек складывает туда все: как он жил, что читал в газетах, слышал по телевидению, кого встретил в жизни. Наконец, счастлив он или не счастлив. Свидетели меньше всего свидетели, а актеры и творцы. Невозможно приблизиться к реальности вплотную, между реальностью и нами - наши чувства. Понимаю, что имею дело с версиями, у каждого своя версия, а уже из них, из их количества и пересечений рождается образ времени и людей, живущих в нем.

Именно там, в теплом человеческом голосе, в живом отражении прошлого скрыта первозданная радость и обнажается неустранимый трагизм жизни. Ее хаос и страсть. Единственность и непостижимость. Все - подлинник.

Я писала историю "домашнего", "внутреннего" социализма. Как он жил в человеческой душе. Меня интересовало то, что большая история не замечает. Пропущенная история. История чувств: что человек понял о себе, добыл из себя. Весь мир его жизни. Самое маленькое и человеческое. Записывала в квартирах и деревенских хатах, на улице и в кафе, в поезде. Среди мира и на войне. В Чернобыле.
Стенд с книгами и портретом Светланы Алексиевич на Франкфуртской книжной ярмарке

Стенд с книгами и портретом Светланы Алексиевич на Франкфуртской книжной ярмарке

Страдание - наш дар и проклятие. Великий спор русской литературы: Солженицын утверждал, что страдание делает человека лучше, из лагеря человек выходит как из чистилища, а Шаламов был уверен, что лагерный опыт развращает человека, лагерный опыт нужен только в лагере. Время показало, что Шаламов был прав. Человек, который остался после социализма, знал только, как жить в лагере.

90-е годы... Все говорили о свободе... Ждали праздника, а вокруг была разрушенная страна. Устаревшие заводы закрывались, стали мертвыми бесчисленные военные городки, миллионы безработных, а плохое жилье стало платным, и медицина платная, и образование. Кругом обломки... Открыли для себя, что свобода - это праздник только на площади, а в жизни - это что-то совсем другое. Свобода - это капризный цветок, он не может вырасти в любом месте из ничего. Только из наших мечтаний и иллюзий.

Помню свое потрясение, когда в зале суда, где начался суд над моей книгой "Цинковые мальчики", меня обвинили в клевете на советскую армию, я увидела мать одного погибшего солдата. Первый раз мы с ней встретились у гроба ее сына, это был единственный ее сын, она вырастила его сама. Увидев меня, она закричала: "Расскажи всю правду! Взяли в армию. Он - столяр, дачи генералам ремонтировал. Его даже стрелять не научили. Отправили на войну − и там убили в первый месяц". В суде я ее спросила: "Что вы здесь делаете? Я написала правду". – "А мне не нужна твоя правда! Мне нужен сын – герой".

Бедный страшный "красный человек"!

Девяностые... Прекрасные годы, самое лучшее, что было в моей жизни. Глоток свободы. Что говорят о них?

"Если о девяностых, то я бы не сказал, что это были красивые годы, они были отвратительные. Произошел переворот в умах на 180 градусов... Кто-то не выдержал и сошел с ума, кто-то покончил с собой. На улицах все время стреляли. Убили огромное количество людей. Каждый день шли разборки. Делили Россию... Урвать, успеть, пока другие не успели..."

Мало выигравших, больше проигравших. Через двадцать лет молодые опять читают Маркса. Мы думали, что коммунизм мертв, а это хроническое заболевание. Ведут на кухнях те же разговоры: что делать и кто виноват? Мечтают о своей революции. По социологическим опросам выбирают - Сталина, "сильную руку" и социализм. Конец "красного человека" откладывается....

Перед революцией 17-го года русский писатель Александр Грин писал: "А будущее как-то перестало стоять на своем месте". И теперь будущее опять не на своем месте... В России и в моей маленькой Беларуси тысячи молодых людей выходят на улицу. Сидят в тюрьмах. И опять говорят о свободе.

Иногда я думаю, зачем я спускалась в ад? Чтобы найти человека...
Светлана Алексиевич, блестящий мастер художественно-документальной прозы, удостоена Премии мира немецких книготорговцев. Одним из первых ее поздравил корреспондент DW.

Автора таких книг, как "Цинковые мальчики", "У войны не женское лицо", "Чернобыльская молитва", хорошо знают в Германии. Книги Светланы Алексиевич переводятся на немецкий, издаются и переиздаются. Она какое-то время жила и работала в Германии, но потом вернулась в Минск. Телефонный звонок DW с поздравлениями стал одним из первых.

Deutsche Welle: Ваши ощущения, когда вы узнали, что награждены Премией мира, одной из самых известных в Германии? Многие из тех, кто ее получил, кстати говоря, становились лауреатами Нобелевской премии: Альберт Швейцер, Герман Гессе, Орхан Памук...

Светлана Алексиевич: Такие вещи не воспринимаешь лично, это акт поддержки всем белорусам, которые оказались в такой ситуации. Конечно, можно сказать, что либеральный рывок задохнулся на всем пространстве бывшего СССР - кроме Прибалтики, наверно, - но в Беларуси это особенно жутко. Люди сидят в тюрьме, кого-то, как меня, не печатают. Мне не дают выступать, встречаться с людьми, делается все, чтобы меня замолчать. Меня как бы нет. Но вот такие вещи - это поддержка, и не только меня, а многих белорусов, которые сегодня живут с чувством поражения.

- Но, несмотря на то, что в Беларуси вам приходится нелегко, вы все-таки вернулись туда полтора года назад.

- Это понятно и по-человечески, и с точки зрения писательской. Пока меня не было здесь, умерли мои отец и мать. Уже семь лет моей внучке. Такой прекрасный возраст! Мы с ней дружим, она называет меня Светой. Учит меня технике современной: "Ну как ты не понимаешь?!" Ну, а что касается литературы, то ведь я как писатель работаю в таком жанре, в котором надо жить среди народа, слышать его голос. Для меня это очень важно. Я заканчивала последнюю, пятую книгу из цикла "Красный человек" - "Время second-hand ", и мне очень важно было услышать, что поменялось, какими стали интонации. Мое ухо - на улице. Так что для меня такой вопрос не стоял: где жить. Я уеду отсюда, только если будет угроза для моей жизни. А так я дома.

Известная белорусская писательница и журналистка Светлана Алексиевич удостоена Премии мира немецких книготорговцев, которой награждаются выдающиеся деятели культуры и науки.
"Чернобыльская молитва" - пророчество Светланы Алексиевич
Светлана Алексиевич: Революционизировав общество, власть в Беларуси сделала за оппозицию ее работу

- Ваш жанр, жанр художественно-документальной прозы, редкий для русской литературы...

- Я бы не сказала, что он - совершенно новый жанр для русской литературы или для белорусской. Была книга Федорченко о Первой мировой войне. Она называлась "Народ на войне". Федорченко работала в госпитале и записывала разговоры с людьми. Потом были другие книги: "Я из огненной деревни" Алеся Адамовича, Янки Брыля и Владимира Колесника, "Блокадная книга" Адамовича и Даниила Гранина. То есть примеры есть.

Что касается того, почему я выбрала именно этот жанр, - это просто мой жанр. Я мир воспринимаю через голоса. Я ведь выросла в белорусской деревне, а белорусская деревня после войны - это были одни женщины. Я училась воспринимать жизнь с женского голоса. Не случайно моя первая книга - это книга о женщинах на войне. Речь идет о воздухе нашей жизни. Я жила в славянской деревне, где все выговаривается, где вся беда (а мы люди беды и страданий) выносится на улицу, проговаривается... Это выше тебя, этот жанр не только тебе принадлежит.

- У вас есть какая-то высшая цель? Некоторые писатели хотят хотя бы немного изменить мир, сделать его лучше. А вы?

- Работая над циклом книг о "красном человеке", я хотела создать энциклопедию нашей жизни. Потому что коммунизм - это как вирусное заболевание, никто из нас не может сказать, что мы с ним расстались и оно больше не повторится. Нет, оно проявится в каких-то других формах, других ипостасях. Вот я проехала по России, и снова вокруг - ощущение несправедливости, ожидание революции, желание опять все поменять, опять все разделить. Очень сильное желание. И об этом тоже моя книга. Ведь речь идет об уникальном опыте - кровавом, очень страшном, развращающем человеческую душу и поднимающем ее, и я хотела сказать об этом правду.
Смотреть видео 01:39
Светлана Алексиевич награждена за гражданское мужество

Причем я даю слово и жертвам, и палачам, а то палачи всегда у нас куда-то исчезают. Мы - общество жертв, а палачи обычно исчезают. Мне удалось найти некоторых: пусть тоже скажут, объяснят свои мотивы... И они объясняют, идейно объясняют. Я рассказывала в "Цинковых мальчиках" о войне в Афганистане. Шли на войну хорошие ребята, часто дети сельских учителей, врачей, которые были воспитаны в вере в коммунистические идеалы, а потом становились убийцами. У нас все настолько перепутано, добро и зло, все так перемешалось, что очень важно было об этом говорить. Мы мало знаем про себя, про свое прошлое, мы даже не проговорили его, мы его запечатали. Вот немцы смогли разобраться со своим прошлым. Это сделали интеллектуалы, изменив массовое сознание. Мы же этого не сделали.
В Германии вышла книга Светланы Алексиевич "Время секонд хэнд", завершающая ее знаменитый художественно-документальный цикл "Голоса Утопии". Немцы потрясены этой книгой.

Нет практически ни одной крупной немецкой газеты, ни одного популярного радиоканала, которые бы не откликнулись на книгу Светланы Алексиевич "Время секонд хэнд", которая вышла в Германии, в издательстве Hanser, одновременно с русским изданием. Общее и главное чувство немецких рецензентов - потрясение. "Порой невыносимо тяжело заглядывать в души людей, переживших крушение советского социализма", - признается рецензент газеты Frankfurter Allgemeine. Ему вторит издание Börsenblatt: "Эта печальная книга вызывает у читателя боль и сострадание к людям, о которых рассказывает". А критик еженедельника Der Spiegel пишет о "потрясающей читателя человеческой панораме на развалинах социализма". Его, кстати говоря, больше всего поразил старый коммунист Василий, которого в 1937 году арестовали вместе с женой. Она погибла в лагерях, а он, узнавший все ужасы допросов в НКВД, был счастлив, когда спустя много лет ему вновь вручили партийный билет.

Эпоха остановившегося времени

Но в "документальном романе" Светланы Алексиевич (так определяет жанр книги автор статьи в Berliner Zeitung) речь идет не только о стариках, слепо веривших и продолжающих верить в коммунистические идеалы. Книга рассказывает обо всем сегодняшнем "постсоветском", как принято говорить, о всей советской цивилизации, которая продолжает существовать, о том, как живуча психология "красного человека" (выражение Алексиевич). Десять лет она работала над своей новой книгой, встречалась и беседовала с людьми разных поколений, профессий и социальных слоев, с проигравшими, обделенными, аутсайдерами (таких намного больше в книге) и с теми, кто разбогател, сделал карьеру в эпоху "секонд хэнд" - эпоху остановившегося времени.

Перед нами проходит череда человеческих правд, поразительных даже для того, кто сам в этом живет, а уж для немецкого читателя - и подавно. "Я пытаюсь честно выслушать всех участников социалистической драмы", - говорит автор в самом начале повествования.

Сделано "Время секонд хэнд" так же, как и давно ставшие знаменитыми, переведенные на многие языки (в том числе и на немецкий) книги Светланы Алексиевич "У войны не женское лицо", "Цинковые мальчики", "Последние свидетели" и другие… Минимум авторского комментария. Полифония голосов. "Никто так не умеет слушать и слышать, как она", - говорит в интервью Börsenblatt немецкий издатель Алексиевич Элизабет Руге (Elisabeth Ruge). Börsenblatt выпускает Союз немецкой книготорговли, присудивший в этом году Светлане Алексиевич Премию мира - самую престижную награду, которой удостаиваются в Германии интеллектуалы. Премию присудили за прежнее творчество, еще до выхода в свет книги "Время сэконд хэнд".

Инстинкт сострадания

В книге много слез. Слез страха, ярости, страданий. Но плачут люди чаще всего не из-за прошлого, а из-за настоящего. Большинство тех, чьи голоса в ней звучат, - это голоса людей, которых, как замечает газета Frankfurter Allgemeine, "до Алексиевич никто не спрашивал и не выслушивал". Рецензент Berliner Zeitung пишет об удивительном "инстинкте сострадания", которым обладает Алексиевич. "Время секонд хэнд" написано не историком и не политологом. Светлана Алексиевич, по ее собственным словам, смотрит на мир глазами гуманитария.

Светлана Алексиевич, блестящий мастер художественно-документальной прозы, удостоена Премии мира Союза немецких книготорговцев.
Светлана Алексиевич удостоена Премии мира немецких книготорговцев
"Чернобыльская молитва" - пророчество Светланы Алексиевич

Это вовсе не означает, что она прощает людям все. "У коммунизма был безумный план - переделать "старого" человека, ветхого Адама, - пишет Алексиевич. - И это получилось… Может быть, единственное, что получилось". И с горечью добавляет: "Человек не замечал своего рабства, он даже любил свое рабство". Это в прошлом. А что сегодня? Сегодня в обществе вновь появился спрос на Советский Союз, на культ Сталина. Возрождаются идеи "великой империи", "особого русского пути", тоска по сильной руке…

Но было бы слишком просто сваливать всю вину за катастрофы и разочарования последних двадцати пяти лет на "дикий капитализм", на Путина или Лукашенко. Многие сегодняшние проблемы уходят своими корнями в советское прошлое, подчеркивает Berliner Zeitung. "Советского Союза нет, но советский человек живет", - цитирует газета Светлану Алексиевич. "Коммунизм - это болезнь, вирус, - убеждена писательница, - и эта болезнь возвращается снова и снова". Порой между строк книги проглядывает отчаяние. Алексиевич надеялась, что свобода изменит людей, но они отвыкли от свободы. "Красного человека" отучили от свободы за долгие годы советской власти, и в этом - истинная трагедия эпохи.

О каких бы потрясениях прошлого ни писала Светлана Алексиевич - об афганской войне, чернобыльской катастрофе, "диссидентских кухнях" советской эпохи - она всегда пытается заглянуть в будущее. Заглянуть, так сказать, глазами своих героев, своих собеседников. Если судить по книге "Время сэконд хэнд", это будущее ее пугает, отмечают многие немецкие рецензенты. Пугают сегодняшнее равнодушие в обществе, ксенофобия, готовность к насилию... Страшновато читать: "Пусть все сдохнут. Буду жить для себя". Или: "Ненавижу!!! - Кого? - Всех!" И горькое: "У нас каждый обязательно кого-то ненавидит... Много ненависти в воздухе. До человека нельзя дотронуться".

"Время сэконд хэнд" - последняя книга, кульминационный пункт грандиозной эпопеи советской жизни, созданной Светланой Алексиевич. Эпопеи, части которой издаются и переиздаются и в Германии. Уже в октябре выходит на немецком книга "У войны не женское лицо", в начале будущего года - "Последние свидетели", готовится второе издание "Цинковых мальчиков"... Печально сознавать, что в России Алексиевич публикуется куда меньше, не говоря уже о ее Беларуси, где творчество Алексиевич властями фактически игнорируется.
Белорусская писательница, ставшая лауреатом Нобелевской премии по литературе, рассказала о своей реакции на запоздалое поздравление от Лукашенко и о том, почему Путин – это надолго.

Буквально через день после того, как стало известно, что белорусская писательница Светлана Алексиевич получила Нобелевскую премию по литературе, она приехала на встречу с журналистами в Германию, где в переводе издавались и даже переиздавались все ее книги. Простуженная и практически не спавшая из-за ночного перелета, в берлинский пресс-центр, расположенный прямо около бундестага, она добиралась на такси. Машина с трудом подъехала к зданию – дороги были заблокированы участниками проходившей здесь многотысячной демонстрации против зоны свободной торговли между ЕС и США.

Акцию протеста такого размаха сегодня едва ли можно увидеть в Беларуси, куда писательница вернулась после более чем 10 лет жизни за рубежом. О страхе белорусов, не готовых выходить на улицы, а также о том, что происходит сегодня в России и на Украине, и шел, в общем-то, разговор с немецкой прессой – политика явно волновала журналистов куда больше, чем литература. Судя по всему, саму Светлану Алексиевич тоже.
Светлана Алексиевич раздает автографы

Светлана Алексиевич раздает автографы после пресс-конференции в Берлине

Натянутые поздравления

"Честно говоря, я была очень удивлена, но он действительно нашел в себе силы и переступил через свое негативное отношение ко мне", - так прокомментировала писательница вопрос корреспондента DW о запоздалом поздравлении Лукашенко: оно появилось спустя более шести часов после заявления Нобелевского комитета о присуждении ей премии по литературе. Перемену в настроении белорусского лидера, чьим оппонентом она является долгие годы, писательница считает тактическим ходом: "Я думаю, это связано с тем, что Россия перестала давать ему деньги, в том числе и из-за того, что хочет разместить в Беларуси свою авиабазу. А Лукашенко тянет с этим, но не потому, что действительно против – он просто торгуется".

По словам Алексиевич, это "известная игра" белорусского президента: когда отношения с Россией портятся, он поворачивается к Европе: "За это время там меняется руководство, приходят новые люди, которые думают, что переиграют Лукашенко. На наших глазах такое было уже раз пять". В такие периоды, поясняет Алексиевич, в стране не трогают оппозицию и терпят инакомыслие. В то же, что благодаря Нобелевской премии отношение к ней со стороны власти, годами не позволявшей даже печатать в Беларуси ее книги, на деле поменяется в лучшую сторону, она не верит. "У меня много больших международных премий, и это никогда не влияло на нашу власть", - отмечает Светлана Алексиевич.
Цветы для Светланы Алексиевич от журналистов из Беларуси

Цветы для Светланы Алексиевич от журналистов из Беларуси

Впрочем, куда больше скупых заявлений чиновников нобелевского лауреата поразило ликование обычных людей: "Они выходили из домов, плакали, обнимали друг друга, кто-то успел купить цветы. Я была потрясена. Я поняла, что вот этой униженной, забитой стране, которая все время живет в страхе, нужен был какой-то символ, какое-то чудо. Поэтому и была такая реакция – люди вдруг смогли как-то распрямиться".

Разочарование в человеческой природе

Кстати, официальная Москва также не спешила с поздравлениями пишущей на русском языке писательнице: ее, правда, поздравил министр культуры, но вот высшее руководство предпочло отмолчаться. "Я на первой пресс-конференции (после сообщения о присуждении премии. – Ред.) сказала, что Украину оккупировали. Тут вся любовь Путина и Медведева ко мне и кончилась", - рассуждает Алексиевич.
Контекст
Светлана Алексиевич: "Я не люблю мир Берии, Сталина, Путина, Шойгу"

Нобелевский лауреат по литературе призвала "не поддаваться соглашательству", на которое рассчитывают тоталитарные режимы. (08.10.2015)
Светлану Алексиевич поздравляют в Германии
Нобелевская премия Алексиевич сделает Беларусь более узнаваемой в мире
Комментарий: Инстинкт сострадания Светланы Алексиевич

Несмотря на радость от присуждения ей Нобелевской премии, во время встречи с журналистами Алексиевич не раз упоминала о своей усталости и разочаровании. Писательница, которая "30 лет занималась историей красного человека", признается, что не может объяснить, почему общество, еще в 1990-х мечтавшее о свободе, готово повернуть назад: "Красный человек сегодня мутирует. Он хочет, чтобы была шенгенская виза, чтобы была хотя бы маленькая машина, чтобы он мог поехать в Египет и чтобы была советская власть".

Особенно поражает ее происходящее в данный момент в России. "Перерождение Путина и интеллигенции, то, что многие стали державниками, государственниками, – это большое потрясение и внутреннее разочарование в природе человеческой", – отмечает писательница. Одну из причин она видит в том, что "обобранному", "обманутому" народу не остается ничего другого, кроме как верить в собственное величие. "Россию унижают, кругом враги - повсюду это примитивное обывательское мнение, которому даже интеллигенция поддалась", – сожалеет лауреат самой престижной литературной премии в мире.

Писательница рассказала, как, идя по Москве, увидела бедно одетую женщину с плакатом, на котором было написано, что пора сажать национал-предателей. Алексиевич спросила, кто же это такие. "А вот те, кто против Путина, кто за хохлов", – услышала она в ответ. Про санкции женщина слушать не захотела, заявив, что "и раньше жили без пармезана, и теперь проживем". "Самое главное, что с людьми сегодня невозможно разговаривать, – комментирует Светлана Алексиевич. – И дело даже не столько в Путине, сколько в том, что кусочек Путина есть в каждом русском человеке – по крайней мере, в большинстве, в 86 процентах".
В немецкой газете Frankfurter Allgemeine весной 2014 года вышло эссе Светланы Алексиевич - блестящего мастера художественно-документальной прозы, автора таких книг, как "У войны не женское лицо", "Цинковые мальчики", "Чернобыльская молитва", "Время секонд хэнд", лауреата Нобелевской премии по литературе - 2015. DW публикует это эссе с некоторыми сокращениями.

...Рейтинг Путина зашкаливает. До оккупации Крыма довольны деятельностью президента были 27%, а сейчас – 67% населения. После долгих лет унижения все хотят "маленькой победоносной войны". Все настроены на реванш за 1991-й год. Поражает, что даже молодежь заражена имперскими амбициями. "Классный мужик Путин, - это первое, что я услышала на московском вокзале. - Севастополь - русский город. Крым должен быть наш".

Говорят: Путин… автократия… Но автократия живет не в вакууме. Речь должна идти о коллективном Путине. Крым - это болезненная тема. До XVIII века он был татарский, с XVIII до XX века - Крым русский. Поэтому Крым – наш, у нас его несправедливо отнял по пьянке Хрущев и задарил Украине. А сколько там русских могил! И мнения поляризуются: от "спасем наших братьев", до "надо сбросить на хохлов пару атомных бомб".

Недалеко от Красной площади я наблюдала такую картину: двое молодых людей стояли с плакатом: "Прохожий! Сколько детей, братьев, соседей ты готов похоронить, чтобы Крым стал частью России?" При мне ребят обзывали фашистами, бандеровцами, американскими прихвостнями. Крыли матом. Старые женщины плевали в них. Порвали плакат. Какие-то мужики с распахнутыми полушубками и массивными крестами на груди привели омоновцев: "Заберите этих юродивых в участок, а то мы им суд Линча устроим". Подъехал полицейский автозак и ребят увезли...
Контекст
Светлана Алексиевич стала лауреатом Нобелевской премии по литературе

Пишущая на русском языке белорусская писательница Светлана Алексиевич стала лауреатом Нобелевской премии по литературе 2015 года. (08.10.2015)
Светлана Алексиевич: Перерождение Путина меня потрясло
Страшный бедный "красный человек"
Светлана Алексиевич: "Мы - общество жертв"
Светлана Алексиевич: спуститься в ад, чтобы найти человека
Контекст
Светлана Алексиевич: Ползучая эволюция лучше Майдана

Путин сделал ставку на низменные инстинкты и выиграл. Даже если бы завтра Путина не стало, куда бы мы делись от самих себя?

Я присутствовала на двух митингах: за войну и против войны. Митинг за победу в Крыму собрал 20 тысяч человек с плакатами: "Русский дух непобедим!", "Не отдадим Украину Америке!", "Украина, свобода, Путин". Молебны, священники, хоругви, патетические речи - какая-то архаика. Шквал оваций стоял после выступления одного оратора: "Русскими войсками в Крыму захвачены все ключевые стратегические объекты. Заблокированы органы местного самоуправления, места дислокации украинских войск. Взяты под контроль вокзалы, аэропорты, узлы связи…" Я оглянулась: ярость и ненависть на лицах. Как совмещается все это с хорошей одеждой, современными машинами и кафе, поездками в отпуск в Майами или в Италию?

На митинг против войны собралось всего несколько тысяч человек, шли и скандировали: "Миру - мир! Нет войне!", "Юродивые! - кричали им с тротуаров. - Враги России! Хотите НАТО с базой в Севастополе?" Вот рядом со мной стоят два человека, и я вижу, как у них наливаются кровью глаза...

В такие минуты мне вспоминаются документальные кадры ввода русских войск в Крым: шли "камазы", военные тягачи, бронетехника. Вокруг раскрытых люков сидели солдаты, у них на всю мощь гремели магнитофоны. Неслась на всю мощь песня: "Праздник к нам приходит! Праздник к нам приходит!" У этих ребят с Рязани, Твери, Сибири не было денег приехать в Крым туристами, приехали на бронетранспортере. Я где-то это уже видела: на советской войне в Афганистане. То же вранье и невозмутимость диктаторов: "По просьбе правительства Афганистана введен ограниченный контингент советских войск... Наши войска вошли в Афганистан, чтобы туда не вошли американцы... Наши границы на замке..." Через десятки лет тот же сценарий повторился - в Абхазии, Грузии...

Надвигается что-то страшное и кровавое. Мой отец - белорус, мать - украинка. И так у многих. Триста лет мы жили в одной стране. Смешалось все: семьи, культура. Первую и Вторую мировую войну прошли вместе. Самое страшное, что можно представить - войну России и Украины. Чужих в этой войне не будет. И победителей тоже...

Сегодня друзья написали, что у них на Украине началась всеобщая мобилизация, по Крещатику ходят люди в камуфляжной форме, оружие в чехлах. Бой барабанов. "Куда собрались?" - "Москалей потрошить за Крым".

Страшно! Непонятно! Как у Толстого: никто этой войны не хочет, а она надвигается.

Но даже в такие минуты украинцы умеют смеяться. Рассказывают свежие анекдоты. У Януковича спрашивают: "Как это Путин напал на Украину?" - "Я его попросил". - "А как вы до этого додумались?" - "Он меня попросил".

Бывший полковник КГБ льстит себе мыслью, что останется в истории собирателем русских земель. Как написано в летописи: "Отсюда есть и пошла земля русская". Кому-то в Кремле кажется, что Донецк и Харьков - это тоже русская земля. Жители Крыма могли бы проголосовать за возврат в состав России и без подсказки Москвы, потому что русских там большинство. Но, похоже, Кремлю нравится поиграть мускулами. Попугать. Они там, в Кремле, не могут поверить, что на Украине произошел не нацистский переворот, а народная революция. Справедливая. Украинцы увидели брошенные имения этих господ с позолоченными унитазами. Как номенклатура советского времени, они думали, что власти позволено все, и она неответственна перед обществом. Но люди за 20 лет изменились. Первый Майдан вырастил второй Майдан. Люди сделали вторую революцию, теперь важно, чтобы политики ее опять не проиграли.

Недалеко от моего дома в Минске стоит памятник украинскому кобзарю Тарасу Шевченко. Каждое утро я вижу, что памятник обсыпан цветами, догорают поминальные свечи. Первые дни на тех, кто приходит сюда, составляли протоколы, везли в полицейский участок. Тогда таких людей было десятки, а теперь сотни. Полицейские не могут арестовать всех людей, утром к памятнику приезжает машина и арестовывает цветы. Но я знаю, что утром будут новые цветы...
Мы знакомим вас с нобелевской речью белорусской писательницы Светланы Алексиевич, произнесенной ею в Стокгольме 7 декабря в связи с награждением Нобелевской премией по литературе 2015 года. Так называемая Нобелевская лекция является важной составляющей церемонии награждения лауреатов самой престижной международной премии. DW публикует ее с некоторыми сокращениями.
Светлана Алексиевич

Я стою на этой трибуне не одна. Вокруг меня голоса, сотни голосов, они всегда со мной. С моего детства. Я жила в деревне. Мы, дети, любили играть на улице, но вечером нас, как магнитом, тянуло к скамейкам, на которых собирались возле своих домов или хат, как говорят у нас, уставшие бабы. Ни у кого из них не было мужей, отцов, братьев, я не помню мужчин после войны в нашей деревне – во время Второй мировой войны в Беларуси на фронте и в партизанах погиб каждый четвертый беларус. Наш детский мир после войны – это был мир женщин. Больше всего мне запомнилось, что женщины говорили не о смерти, а о любви. Рассказывали, как прощались в последний день с любимыми, как ждали их, как до сих пор ждут. <…>

От голоса к голосу

Флобер говорил о себе, что он человек – перо, я могу сказать о себе, что я человек – ухо. Когда я иду по улице, и ко мне прорываются какие-то слова, фразы, восклицания, всегда думаю: сколько же романов бесследно исчезают во времени. В темноте. Есть та часть человеческой жизни – разговорная, которую нам не удается отвоевать для литературы. Мы ее еще не оценили, не удивлены и не восхищены ею. Меня же она заворожила и сделала своей пленницей. Я люблю, как говорит человек... Люблю одинокий человеческий голос. Это моя самая большая любовь и страсть.

Мой путь на эту трибуну был длиной почти в сорок лет: от человека к человеку, от голоса к голосу. Не могу сказать, что он всегда был мне под силу этот путь – много раз я была потрясена и испугана человеком, испытывала восторг и отвращение, хотелось забыть то, что я услышала, вернуться в то время, когда была еще в неведении. Плакать от радости, что я увидела человека прекрасным, я тоже не раз хотела.

Я жила в стране, где нас с детства учили умирать. Учили смерти. Нам говорили, что человек существует, чтобы отдать себя, чтобы сгореть, чтобы пожертвовать собой. Учили любить человека с ружьем. Если бы я выросла в другой стране, то я бы не смогла пройти этот путь. Зло беспощадно, к нему нужно иметь прививку. Но мы выросли среди палачей и жертв. Пусть наши родители жили в страхе и не все нам рассказывали, а чаще ничего не рассказывали, но сам воздух нашей жизни был отравлен этим. Зло все время подглядывало за нами.

Я написала пять книг, но мне кажется, что все это одна книга - книга об истории одной утопии.

Варлам Шаламов писал: "Я был участником огромной проигранной битвы за действительное обновление человечества". Я восстанавливаю историю этой битвы, ее побед и ее поражений. Как хотели построить Царство Небесное на земле. Рай! Город солнца! А кончилось тем, что осталось море крови, миллионы загубленных человеческих жизней. Но было время, когда ни одна политическая идея XX века не была сравнима с коммунизмом (и с Октябрьской революцией, как ее символом), не притягивала западных интеллектуалов и людей во всем мире сильнее и ярче. <…>

Двадцать лет назад мы проводили "красную" империю с проклятиями и со слезами. Сегодня уже можем посмотреть на недавнюю историю спокойно, как на исторический опыт. Это важно, потому что споры о социализме не утихают до сих пор. Выросло новое поколение, у которого другая картина мира, но немало молодых людей опять читают Маркса и Ленина. В российских городах открывают музеи Сталина, ставят ему памятники.

"Красной" империи нет, а "красный" человек остался. Продолжается.

Мой отец, он недавно умер, до конца был верующим коммунистом. Хранил свой партийный билет. Я никогда не могу произнести слово "совок", тогда мне пришлось бы так назвать своего отца, родных, знакомых людей. Друзей. Они все оттуда – из социализма. Среди них много идеалистов. Романтиков. Сегодня их называют по-другому – романтики рабства. Рабы утопии. Я думаю, что все они могли бы прожить другую жизнь, но прожили советскую. Почему? Ответ на этот вопрос я долго искала – изъездила огромную страну, которая недавно называлась СССР, записала тысячи пленок. То был социализм и была просто наша жизнь. По крупицам, по крохам я собирала историю "домашнего", "внутреннего" социализма. То, как он жил в человеческой душе. Меня привлекало вот это маленькое пространство – человек… Один человек. <…>

Маленький большой человек

Что делаю я? Я собираю повседневность чувств, мыслей, слов. Собираю жизнь своего времени. Меня интересует история души. Быт души. То, что большая история обычно пропускает, к чему она высокомерна. Занимаюсь пропущенной историей. Не раз слышала и сейчас слышу, что это не литература, это документ. А что такое литература сегодня? Кто ответит на этот вопрос? Мы живем быстрее, чем раньше. Содержание рвет форму. Ломает и меняет ее. Все выходит из своих берегов: и музыка, и живопись, и в документе слово вырывается за пределы документа. Нет границ между фактом и вымыслом, одно перетекает в другое. Даже свидетель не беспристрастен. Рассказывая, человек творит, он борется со временем, как скульптор с мрамором. Он – актер и творец.

Меня интересует маленький человек. Маленький большой человек, так я бы сказала, потому что страдания его увеличивают. Он сам в моих книгах рассказывает свою маленькую историю, а вместе со своей историей и большую. Что произошло и происходит с нами еще не осмыслено, это надо выговорить. Для начала хотя бы выговорить. Но пробиться к человеческой душе трудно, она замусорена суевериями века, его пристрастиями и обманами. Телевизором и газетами...

Я была в 1980-е годы в Кабуле. Я не хотела больше писать о войне. Но вот я на настоящей войне. Всюду люди войны, вещи войны. Время войны…

Я видела загрузку "черного тюльпана" (самолета, который увозит на Родину цинковые гробы с погибшими)… А в наших газетах писали об аллеях дружбы, которые сажают советские солдаты. <…>

Я видела, как наш "Град" превращает кишлаки в перепаханное поле. Была на афганском кладбище, длинном как кишлак. Где-то посредине кладбища кричала старая афганка. Я вспомнила, как в деревне под Минском вносили в дом цинковый гроб, и как выла мать. Это не человеческий крик был и не звериный… Похожий на тот, что я слышала на кабульском кладбище. <…>

Две катастрофы

Русская литература интересна тем, что она единственная может рассказать об уникальном опыте, через который прошла когда-то огромная страна. У меня часто спрашивают: почему вы все время пишите о трагическом? Потому что мы так живем. Хотя мы живем теперь в разных странах, но везде живет "красный" человек. Из той жизни, с теми воспоминаниями.

Долго не хотела писать о Чернобыле. Я не знала, как об этом написать, с каким инструментом и откуда подступиться? Имя моей маленькой, затерянной в Европе страны, о которой мир раньше почти ничего не слышал, зазвучало на всех языках, а мы, белорусы, стали чернобыльским народам. Первыми прикоснулись к неведомому. Стало ясно: кроме коммунистических, национальных и новых религиозных вызовов, впереди нас ждут более свирепые и тотальные, но пока еще скрытые от глаза. Что-то уже после Чернобыля приоткрылось…

Совпали две катастрофы: социальная – уходила под воду социалистическая Атлантида – и космическая – Чернобыль. Падение империи волновало всех: люди были озабочены днем и бытом, на что купить и как выжить? Во что верить? Под какие знамена снова встать? Или надо учиться жить без большой идеи? Последнее никому незнакомо, потому что еще никогда так не жили. Перед "красным" человеком стояли сотни вопросов, он переживал их в одиночестве. Никогда он не был так одинок, как в первые дни свободы. Вокруг меня были потрясенные люди. Я их слушала...

Упущенный шанс

Что с нами произошло, когда империя пала? Раньше мир делился: палачи и жертвы – это ГУЛАГ, братья и сестры – это война, электорат – это технологии, современный мир. Раньше наш мир еще делился на тех, кто сидел и кто сажал, сегодня деление на славянофилов и западников, на национал-предателей и патриотов. А еще на тех, кто может купить и кто не может купить. Последнее, я бы сказала, самое жестокое испытание после социализма, потому что недавно все были равны. "Красный" человек так и не смог войти в то царство свободы, о котором мечтал на кухне. Россию разделили без него, он остался ни с чем. Униженный и обворованный. Агрессивный и опасный. <…>

Беру на себя смелость сказать, что мы упустили свой шанс, который у нас был в 90-ые годы. На вопрос: какой должна быть страна – сильной или достойной, где людям хорошо жить, выбрали первый: сильной. Сейчас опять время силы. Русские воюют с украинцами. С братьями. У меня отец – беларус, мать – украинка. И так у многих.

Время надежды сменило время страха. Время повернуло вспять… Время сэконд-хэнд…

Теперь я не уверена, что дописала историю "красного" человека…

У меня три дома – моя белорусская земля, родина моего отца, где я прожила всю жизнь, Украина, родина моей мамы, где я родилась, и великая русская культура, без которой я себя не представляю. Они мне все дороги. Но трудно в наше время говорить о любви.
Нобелевский лауреат по литературе, белорусская писательница Светлана Алексиевич 8 марта дала эксклюзивное интервью Deutsche Welle. Мы публикуем его с незначительными сокращениями.

DW: Вы выступили в Кельне, выступали в Берлине, сразу после нашего интервью в боннской студии Deutsche Welle поедете в Гейдельберг, в вашей мартовской программе еще и Богота... Тяжелый график. Положение нобелевского лауреата обязывает?

Светлана Алексиевич: Я еще не обжила это состояние, поэтому пока не знаю. Но, во всяком случае, свободного времени у меня нет, и это очень грустно. Я, скорее, человек-одиночка, человек стола, я хотела бы сидеть и тихонько писать, думать. Хотя публичность дается мне легко (я в четвертом поколении - из учительской семьи, книги и разговоры - это, в общем-то, моя среда существования), но чтобы писать, надо очень много быть одному.

Что еще изменилось? Да Бог мой: нельзя никому слова сказать, что-нибудь скажешь - и это тут же появится в печати. Конечно, это немножко некомфортно.

- В вашем кельнском выступлении вы говорили и о том, что снова идет холодная война. Вы это чувствуете как-то особенно, как человек, который много писал о войне?

- Нет, я чувствую это, как человек, живущий там, внутри всего этого. Потому что Беларусь, как никакая другая страна, соединена с Россией. По-моему, она - единственный оставшийся коридор в Европу и единственное пространство, которое еще подвержено русскому влиянию, открытому русскому влиянию. То, что происходит в России, и у нас очень слышно. Ненависть, которая копится в обворованных, обманутых людях, ищет выхода. И эти процессы ненависти, в общем, достаточно грамотно направили вовне, против внешнего врага, произошла милитаризация сознания.

- То есть ненависть канализируется против выдуманного внешнего врага?

- Конечно. Это такая форма отвода вовне энергии, которая может взорвать что-то внутри. Ничего нового Путин здесь не изобрел, это политическая классика.

- Вы упомянули имя российского президента. Сейчас много говорят об автократии Путина. Но автократия ведь не существует в каком-то вакууме. Рейтинг Путина действительно зашкаливает...

- У меня была статья, которая называлась "Коллективный Путин". Я говорила там о том, что дело не в Путине. Путин просто аккумулировал желания - у кого ясные, у кого неясные - общества, которое действительно чувствовало себя униженным, обворованным, обманутым.

Мы - те, кто делал перестройку, - задавали себе, среди прочего, вопрос: "Почему молчит народ?" Когда я поездила по России, побывала в глубинке, я поняла, почему молчит народ: он не понял, что произошло, он не ждал этого. Перестройку сделала какая-то часть интеллигенции в больших городах во главе с Горбачевым. А остальные? Люди были в совершенной прострации, никакого капитализма не хотели. Может быть, это не совпадало с ментальностью русской... И когда Путин произнес: "Вокруг враги, мы должны быть сильными, нас должны уважать", - все встало на свои места. Вот так люди знают, как жить. И они опять сбились в мощное народное тело.

- В своей Нобелевской лекции вы говорили о двух катастрофах: социальной, связанной с крахом советской империи (о ней сейчас шла речь), и космической, как вы ее называете, - трагедии Чернобыля. В этом году - 30 лет чернобыльской катастрофе. Что для вас Чернобыль сегодня?

- Все мои друзья, которые умерли в последние десять лет, умерли от рака. И нет буквально ни дня, чтобы я не слышала от своих знакомых, что кто-то заболел или умер. Это было предсказано многими учеными еще в самом начале, в первые месяцы после аварии на Чернобыльской АЭС. Они говорили, что отойдут быстрые смерти, а потом начнется реакция на малые дозы радиации, которые мы пьем, едим, нюхаем. И сейчас это происходит. И власть хотела бы закрыть на это глаза. Сами себе они завели отдельные хозяйства, Лукашенко подают чистые продукты на стол. А остальные едят все то, что в продается магазинах... Так что нельзя сказать, что мы живем после Чернобыля. Мы живем в Чернобыле. И это - на бесконечное время.

- Вы пытаетесь работать в Беларуси, писать. А власти там вас, мягко говоря, не жалуют. Вас замалчивают, не дают встречаться с читателями. Почему вы все еще там живете?

- Я как раз вернулась в Беларусь, прожив 12 лет за границей. Я - писатель, который хочет и должен жить дома. Ведь "романы голосов", которые я делаю, я тку из воздуха жизни вокруг меня, из того, что я слышу, разговаривая с человеком, или ловлю случайно на лету, на улице, в такси, на рынке... Так что помимо личных причин (растет внучка, и по-человечески хочется быть рядом), были также профессиональные. Я вернулась, чтобы жить дома. И, кстати, вернулась где-то за полгода до того, как произошло превращение Путина, когда были сброшены уже все маски, когда программа сегодняшней России была совершенно раскрыта, стала очевидной... Мы потом только поняли, что это готовилось 20 лет. Мы были наивными романтиками, отсюда недоумение. Мы думали, что демократия просто придет, просто войдет в наши дома, сама по себе, - только оттого, что мы будем кричать на улицах: "Свобода! Свобода!"

- Скажите, а в вашей семье, самые близкие вам люди, разделяют ваши взгляды в том, что касается демократии?

- Не думаю. Мои родители не разделяли эти взгляды. Папа был коммунистом, он не мог расстаться с партбилетом. Это очень просто объяснить. Люди всегда жили в лагере (ведь так и говорили: социалистический лагерь). И нельзя представить, что человека выпустили за лагерные ворота - и он уже свободный. Так не бывает. Каждый находит в инерции жизни какую-то уловку, оправдание, какую-то нишу, возможность сохранить какое-то достоинство... Это в человеческой природе. На площадь выходит совсем немного людей. Скажем, люди в Беларуси увидели Майдан, увидели кровь, горящие автомобильные покрышки - и, конечно, испугались. Все хотят свободы, но хотят, чтобы эта красавица просто вдруг появилась откуда-то с небес. Но так не бывает.

- После выхода книги "Время секонд хэнд" вы говорили, что история "красного человека" дописана до конца. Действительно ли она завершена?

- Я сказала все, что могла сказать. Но уже в этой книге слышатся отзвуки чего-то нового и страшного, было ясно, что варится в российском котле, - и это совсем не то, что мы называем свободой. Готовится что-то, что будет большим для всех испытанием. Но все-таки "красный человек" уходит. Хотя уходит, к несчастью, с большой кровью. Ведь Империя не может исчезнуть мгновенно, за пять-десять лет.

- Над чем вы сейчас работаете?

- Сейчас я, конечно, уже очень устала и вряд ли могла быть поехать на войну и писать о войне. Я больше не могу видеть это человеческое безумие. Я исчерпала весь свой запас боли, противостояния ей и не могу понять, по какому праву один человек убивает другого. Это варварство. И мне кажется, что в XXI веке должны сражаться идеями. Надо договариваться друг с другом, а не убивать. А мы убиваем. Это говорит о том, что ХХ век еще продолжается. То есть календарно он, конечно, ушел, но ментально - нет, мы все еще те, из ХХ века, и мы не поменялись пока.

Но человек - это не только некая социальная или идейная сущность. Он - больше. А вокруг чего вертится жизнь? Это две вещи: Любовь и Смерть. И я пишу сейчас две книги, думаю о двух книгах: одна книга - о Любви, вторая - о Старости.
Оригинал взят у [livejournal.com profile] verola в Сегодня вы сами зачеркнули свою жизнь


"Дело Савченко — водораздел, позволяющий понять, то ли человек немного с придурью, со своими имперскими грёзами, то ли — конченая мразь, которую и человеком назвать нельзя.

Если он говорит, что всё в порядке, что это правильно судить офицера за то, что она защищала свою страну от вторжения — я делаю пометку, что это не человек, а скот. Тупой бессмысленный скот даже без намёков на какое-либо человеческое достоинство.
" [livejournal.com profile] artyom_ferrier


Когда-то должен был придти последний день страны... )

1.
На Первый и Второй факультеты ВДА принимали только женатых. На Третьем факультете наличие жены не было обязательным, ибо разведчику предстояло действовать внутри Советского Союза или с территории покоренных стран.
Иногда ГРУ выжидало: есть кандидат на стратегический уровень, да вот беда — холостой. Ладно, подождем. Если через пару лет не женится, заберем на Третий.
А он служил в полной уверенности, что семья это обуза, что молодость офицерскую надо отдать службе, а жениться надо только после того, как чего-то в жизни достиг, никак не раньше тридцати.
И откуда ему знать, что кто-то за ним внимательно смотрит и что-то от него ждет.
Но однажды, еще до двадцати пяти, он встречал единственную.
Об этом те, кому положено, сообщали куда следует. И молодую пару вызывали в Москву.
Надо подчеркнуть особо: принимали не его. Принимали пару. Если у него все отлично, но что-то не в порядке с ней, то пара уходила на более низкие уровни разведки, а то и вообще покидала эти структуры. Пример: допустим, уже в ходе учебы у нее возникли какие-то проблемы со здоровьем, повышенное давление или еще что-то. Его переводили на Третий факультет. С этого момента состояние здоровья жены на его службу больше не влияло.
Понятно, что квартиры тех, кто учился на Первом и Втором, прослушивались. Это не афишировалось, но особенно и не скрывалось. Наши семейные тайны для тех, кому нужно, тайнами не являлись.
Жизнь устроена так, что если пара не сложилась, то семейных скандалов не избежать. И тут свое слово говорили психологи. Скандал скандалу рознь. Милые ругаются — только тешатся. Внимательная прослушка и добротный анализ давали ответ на вопрос: это у них серьезная грызня или тешатся. Если серьезная, пара сходила с орбиты.
В супружеской паре не может быть равенства. Верховодит один. Если выяснялось, что главной является она, а выяснялось это быстро, то пара такая считалась непригодной для дальнейшего прохождения службы на этом уровне разведки.
Правда, случалось такое редко. Ибо этот вопрос внимательно изучался еще на этапе предварительного отбора. Если она верховодит семье, интерес ГРУ к такой паре угасал мгновенно.
Главная биологическая роль женщины в этой жизни заключается в том, чтобы произвести потомство. Если у пары к моменту выпуска из ВДА по каким-то причинам не было детей, то дальше Восточной Германии такая пара не уезжала.

2.
Подготовка жен была основательной.
Прежде всего нашим боевым подругам объясняли, что Родина ждет от них потомства. (Это тем, которые потомков произвести еще не успели). Дети укрепляют семью. А семье разведчика требуется повышенный запас прочности. Потому, Валя-Маша-Таня, забудь все, займись эти самым важным вопросом.
Когда потомок производился и подрастал месяцев до четырех, молодой маме ласково советовали отдать потомка бабушке, а самой серьезно погрузится в учебу.
Главный предмет для жен (после марксистско-ленинской философии) — ВСР, военная стратегическая разведка. Девочкам, особенно тем, которые пришли не с нижних этажей разведки, надо было объяснить, куда они попали, и в чем будет заключаться их служение Родине.
Им рассказывали, зачем нужна агентура, и как ее вербовать. Их учили тому, как выявлять слежку, как выходить к тайникам, как закладывать материал и его изымать, как ставить графические сигналы и как их проверять. Им давали практику побродить по Москве под слежкой демонстративной, и под слежкой тайной, а потом еще и под смешанной. Объясняли, как вести себя в случае провокации и в случае ареста.
Место подготовки — квартиры. Дают молодой семье трехкомнатную. По советским стандартам трехкомнатная на семью из двух (а потомок у бабушки) роскошь невиданная. Объясняют: третья комната не ваша. Можете ее использовать, но в отдельные дни мы тут будем проводить занятия. Собирались 5-7 подружек с общей судьбой, хозяйка ставила на стол чай с варением, приходил руководитель Владимир Иванович или Петр Николаевич и рассказывает поучительные истории. После теории - практика где-нибудь в районе Речного вокзала или в Серебряном бору.
Никаих экзаменов, только дружеская беседа, которая давала представление о том, кто усвоил материал, а кому надо дать дополнительную подготовку.
Среди других предметов: изучение страны, в которой предстоит работать, агентурная психология, оперативная техника, дипломатический этикет.
Все это как бы неформально, без оценок и без выдачи дипломов по окончанию. Однако все было очень серьезно. Цель подготовки заключается еще и том, чтобы основательно наших боевых подруг изучить, составить на каждую исчерпывающий психологический портрет.
Ряд предметов жены изучали самостоятельно, в том числе иностранный язык, стенографию, вождение автомашины. На это выделялись деньги: иди устройся на курсы, Родина оплатит.
Воинских званий на этом уровне разведки жены не имели. Если на нижних этажах разведки жена имела сержантское или офицерское звание, то при зачисления мужа на Первый или Второй жену переводили в запас.

3.
Перед выходом пары в добывание боевую подругу в обязательном порядке вызывали в стеклянное здание на Хорошевке. Беседовали, потом выносили решение.
И вот молодая пара с двухлетней дочкой на руках (а дочка маму не узнает, просится к бабушке) появляется в логове капиталистического зверя.
Разведчик приступает к работе, а резидент вызывает жену, обстоятельно беседует и выносит решение о том, какую работе данной боевой подруге можно поручить.
Работы много. Прежде всего на ТС, это пост радиоперехвата. Местная полиция и контрразведка о чем-то болтают в эфире, наши боевые подруги слушают не перебивая. День и ночь.
Количество должностей в каждом посольстве ограничено. Держать целую группу офицеров на ТС никто не позволит. Потому те жены, у которых дети подросли, работали в прослушке.
Техники за броневой дверью много, и очень даже разной, работы хватало всем.
Итак, вызывал мудрый резидент молодую маму и решал, как поступить.
Должен сказать чистую правду: не все резиденты были злодеями.
Решение: занимайся семьей, воспитывай дочку, неплохо и второго завести. Твоя обязанность в настоящий момент: муж каждое утро должен быть готов к выполнению любого задания Партии и Правительства - накормлен, вычищен, наглажен, отправлен на работу с поцелуем и добрыми пожеланиями. Работа у него тяжкая, не мне тебе, голубушка, объяснять. А поздней ночью, когда домой вернется слегка в подпитии, злой и страшный, не пилить, распросами не досаждать, кровь не пить и нервы ему не мотать. Они у него и так на пределе. Если где и выпил, так это во славу Родины и в ее пользу. Не беспокойся, он под присмотром, у меня не забалует.
4.
Проходило немного времени, молодая мама втягивалась в работу. Выехали в горы отдохнуть. Он машину ведет. По сторонам поглядывает. Она тоже поглядывает в зеркальце, якобы губы подкрасить. На коленях у нее может быть блокнотик с бумагой особой быстросгораемой. Она номерки некоторых машин примечает и записывает.
Он: вреде на хвосте не сидели.
Она: и на мой взгляд, не сидели.
Приехали в горы на полянку, разложились, костерок развели, она в сторону отошла одеяло уронила и подняла. Потом у костра его расстелила, разложили чем закусить, посмеялись, на гитаре потриникали, спели ровно столько песен, сколько в плане записано. И поехали домой.
Одеяло она роняла не зря. Уронила одеяло, а подняла одеяло и камушек, который там почему-то лежал. По дороге домой заехали в посольство, узнать какой фильм вечером будет. За одно и отовариться. Магазины в посольствах были роскошные. Потому как Женевская конвенция 1815 года запрещает дипломатов зарубежных стран облагать какими-либо налогами и акцизами. Если водочку-колбаску-икорочку налогами не облагать, они такими дешевыми будут. И качество отменное.
А в Москву летит шифровка: Материал через тайник ШЖ-163-76 принят.
И боевой подруге в личное дело еще один крестик рисуют.

5.
Долго ли, коротко ли, у нее второй появляется. Жена рожает, а служба идет.
Шифровка из Москвы: Подобрать графический сигнал, который нужно будет проверять длительное время каждый день с 19.00 до 19.40.
Кто этот сигнал будет ставить, что он означает, нашему брату знать не положено. Задание вроде бы пустяковое. Пока не вникнешь.
Итак, добывающий офицерик каждый день до глубокой ночи где-то промышлял, а тут вдруг должен остепенился-перековался и каждый вечер просто гулять. А контрразведка его маршруты на карту наносит.
У него два варианта. Оба плохие.
Если он каждый день по одному маршруту бродит, словно кот ученый, то это настораживает.
Если он каждвй день по разным маршрутам бродит, а они все в какой-то точке пересекаются, то за этой точкой установят наблюдение.
Точек пересечения маршрутов может быть несколько: одна главная, остальные чтобы сбить со следа. Но и это не выход. Если контрики, что-то заподозрили, они поставят под контроль не только эти точки, но и весь район.
Головоломка офицерику: как же такой сигнал подобрать и как его потом контролировать?
Подумал он, докладывает заместителю резидента по нелегалам: район - парк напротив моего дома, место — небольшой белый монумент, сигнал - горизонтальная черта пять-десять сантиметров губной помадой красного цвета на уровне пояса.
Зам утверждает, описание уходит в Москву.
Проходит немного времени, поступает шифровка: к проверке сигнала приступить с такого-то числа.
Приступаем. На операцию выходит боевая подруга в детской коляской, с дочкой четырех лет и с сыном в возрасте двух месяцев.
Каждый день - по одному маршруту с мелкими отклонениями. Она и до этого по тому маршруту по аллеям того чудесного парка гуляла. И дальше там гулять будет. И ни в чем ее не уличишь! И подозревать ее ни в чем не выходит!
Проходит день и два, и десять. В дождь и град. Соседи восхищаются: надо же какая мама дисциплинированная. А она и вправду такая. В Советской Армии к порядку приучена.
И однажды, вернувшись с прогулки, поднимает телефон и звонит в посольство: Машу дайте. И выговаривает Маше, что давно с мужем в гости не заходила. Маша оправдывается, твечает, что зайдет обязательно. И очень скоро.
А в Москву летит шифровка: Сигнал ШЖ-205-76 принят.
Проходит совсем немного времени, она все так же возит калясочку. А здание, где она живет, огромное и роскошное. И живут в нем дипломаты разных стран. У них жены, и тоже с колясочками: ой, мальчик или девочка, да пухленькая какая! А вы откуда? Ой, как интересно.
И заводит советская мама дружбу с вражеской мамой, мило ей улыбаясь. А чтобы прикрыть контакт, заводит дружбу еще с десятком мам с такими же колясочками.
Потом ту вражескую маму и ее мужа-дипломата знакомит со своим мужем, приглашает в гости.
И разговоры за жизнь.
И выпить-закусить.
И по-человечески вникнуть в проблемы братьев по разуму.
И предложить помощь.
А уж после этого приходит шифровка: Лейтенанта запаса такую-то восстановить в кадрах Вооруженных сил СССР, присвоить очередное воинское звание старшего лейтенанта.
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=10153505552431801&id=593251800
Самый страшный кошмар для всего украинского политикума – это возвращение Савченко. Помните, Сеня Кролик как-то хрюкнул сдуру на Майдане про "кулю в лоб"? Я поздравляю всех НАС и всех ИХ, у кули, летящей в брехливые лобешники украинских политиков, есть имя и фамилия – Надежда Савченко.

Я думаю, что почти все политические партии готовы скинуться любыми деньгами, чтобы Савченко НЕ вернулась в Украину. Ситуация зашла слишком далеко. Они тут так хорошо все подерибанили на костях Майдана. Одни схемы пилит "Народный фронт". На других потоках сидит "Солидарность"… Просто давно произошло распределение – кто на какие мутки Януковича приземлился и, в принципе, бабло течет удачно во все стороны, куда оно должно течь. Опоблок держить глухую оборону, щиплет по-быстрячку Ляшко, Самопомич не забывает себе помочь, у всех все нормалек, жизнь опять, бляха, удалась!

Возвращение Савченко для них – это хуже расстрела. Для многих – это перспектива политической смерти. Потому что Савченко слишком много стала весить и значить в украинской политике.

Во-первых, у нее – статус. Она первый номер в политической партии, созданной Тимошенко. Поэтому Юле тяжелее всех. К Юльцу наконец с зоны откинется "по понятиям" ее "пахан". Впервые Юлия Владимировна будет действительно ВТОРЫМ номером у себя в партии. Такого с ней не было ни разу в жизни. Она будет не чисто математически – а фактически вторым номером в своей партии. Она может пострадать больше остальных, но Юля - единственная, имеющая шансы на джек-пот. А зная Юлю лично и давно, скажу вам, что Юля это таки ни с одной стороны не Витя.
Читайте:
Булатов, ах, ты мой вкусненький!..

Дальше Надя Савченко вполне резонно может задать вопрос, например, Саакашвили: "Михо, а своди-ка меня на кладбище коррупционеров, которых ты похоронил в Одессе! Пусть аллейка небольшая, но давай по ней пройдем… Михо, а не свистобол ли ты? Пойдем в травматологию, куда ты их уложил! Пойдем в СИЗО, куда ты их посадил!.. Михо, а что – кроме языком махать, вы ничего не успели сделать?..". И тогда - был Михо и нет Михо. По той же схеме, если что - нет и Порохо. Представьте – Савченко возвращается и требует немедленные перевыборы президента. Все, валерьянку в студию. И ни Петру Алексеевичу, ни Саакашвили сухая голодовка не поможет, даже похудеть не успеют перед сливом.

Савченко может спросить у и Найема с Лещенко, почему они наводят порядок не в своей партии, за которую отвечают в первую очередь, а в партии своих политических оппонентов (при этом безоговорочная мудаковатость оппонентов сомнению не подвергается ни на грамм)? Почему они нашли Мартыненко в "Народном фронте" (что нисколько не обеляет Мартыненко), почему они не занялись такими же активными поисками У СЕБЯ, в "Солидарности"? Ведь согласитесь, если человек честный, порядочный и нам не врет, то начинать наводить порядки он будет с себя, со своей политической силы, а не с силы политических оппонентов, если, конечно, он не жулик и дешевый манипулятор – он сначала сажает "трех своих друзей". Но зуб даю, ни Найем Лещенко, ни Лещенко Найема сажать не собираются, ну и хрен с вами, и бог с нами.

Вот кому-кому, а Надежде Савченко Татьяна Чорновол ничего не сможет объяснить, тем более вместе с Пашинским. И да, зохен вей, киш мир ин тухес, я таки хочу один раз на это посмотреть. "Десять минут с премьером" в исполнении Савченко - это быстро закончится разбитым носом и фингалом у премьера, и парой выбитых кроличьих зубов для начала. И вот они – именины сердца. К тебе, наконец, летит твоя куля в лоб, Сеня, и она даже хуже, чем пи*дец. Это Савченко к тебе подкралась незаметно.

Дорогие политические бл*ди всех партий, на вашу голову может свалиться именно тот "нежданчик", который вы так тупо провтыкали по причине вашей мании величия. Это та "куля в лоб", которая может догнать не только Арсения Петровича, а и всю компанию.
Читайте:
Открытое обращение к президенту и олигархам

Савченко слишком много задаст вопросов и именно к тем, у кого все уже стало слишком хорошо. Ее статус слишком высок. Даже не потому, что она представитель Украины в Европарламенте и формальный лидер политической силы в украинском парламенте. Она – человек, которому доверяют и на которого надеются больше, чем на всех политиков, сидящих в Верховной Раде, Кабмине и Администрации вместе взятых. В глазах людей она АВТОРИТЕТ, на фоне которого вы - ПАРАШНИКИ, крысящие из общяка.

Поэтому если НЕ ДАЙ БОГ Савченко отравят в тюрьме – я уверен, что это будут не российские спецслужбы. Потому что она – самый опасный человек для политиков В УКРАИНЕ, а совсем не в России. Опасность она представляет здесь, а не там. Причем опасность для НАШИХ политиков. И ее опасность для многих наших политиков - для некоторых будет означать политическую смерть.

Я думаю, Путин, конечно, с*ка. Но с*ка достаточно хитро-притрушенная, чтобы отпустить таки Савченко на голову украинскому политикуму.

Я верю, она вернется и пусть это вам, с*ки, будет ваше политическое Дебальцево!

Если Савченко заглянет в Министерство обороны и кастрирует там перочинным ножем с десяток генералов-казнокрадов, разве в реве восторга всей страны мы различим писк несогласия десятка оскопленных ворюг?

В жизни (особенно политической) всегда случаются СЮРПРИЗЫ и всегда есть НАДЕЖДА. Мы очень ждем тебя домой, наша Надежда Сюрприз.

P.S. Больше всех повезло Ляшко и Опоблоку, они смешные. Их она будет убивать последними.

http://obozrevatel.com/blogs/26085-savchenko-eto-ne-kulya-v-lob-eto-vash-pidets.htm
Оригинал взят у [livejournal.com profile] a_nikonov в Даже бабе понятно, что Путин напиздел
Оригинал взят у [livejournal.com profile] asibay в Путин, ты ебанулся?


Что-то последнее время меня утомляет истерика вокруг Игил и Сирии. Я, как практикующая двухдетная мать и одномужняя жена, полдня провожу на кухне, где главная достопримечательность – телевизор. Чтоб мозг не отвлекался, включаю Первый канал, а там сплошное зомбирование на тему Сирии. Всякие придурки в ток-шоу вещают и призывают бороться с террористами у их дома, чтобы не допустить их в наш дом. Слушала я их, слушала и пришла к выводу, что логики в этом потоке слов нет никакой. Разберу по пунктам.Read more... )


Нам предлагают освободить от ответственности преступников и финансировать их за счет бюджетных средств.

Что стоит за нормой направленного в Конституционный Суд законопроекта «О внесении изменений в Конституцию», что касается неконтролируемых Киевом территорий Донбасса? Цитируем: «Особенности осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей определяются отдельным законом».

Что это будет означать в дальнейшем?

1. Для тех, кто не обратил внимание. Порошенко, Гройсман, Нуланд, Ягланд т.д. оправдывают (объясняют, аргументируют, кому что больше нравится) конституционную ссылку о Законе «Об особенностях осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» необходимостью соблюдения Минских договоренностей (МД). То есть, Киев этого не скрывает. Напротив, наша власть постоянно подчеркивает, что четко придерживается этих соглашений.

2. Для тех, кто забыл. ЕДИНСТВЕННЫЙ ИЗ ПУНКТОВ МИНСКИХ ДОГОВОРЕННОСТЕЙ, ГДЕ ЕСТЬ ЧЕТКИЕ СРОКИ ИСПОЛНЕНИЯ — 11 ПУНКТ. И именно это стало аргументом, с помощью которого Брюссель, Берлин, Вашингтон и Москва смогли заставить Киев выполнять его, не дожидаясь, пока будут выполнены другие требования, НЕ СОДЕРЖАЩИЕ ССЫЛОК НА ДАТЫ.

3. Для тех, кто не читал. Что предусматривает 11 пункт МД? Цитирую: «Проведение конституционной реформы в Украине с вступлением в силу ДО КОНЦА 2015 года новой конституции, которая предусматривает как ключевой элемент децентрализацию (С УЧЕТОМ ОСОБЕННОСТЕЙ РАЙОНОВ ДОНЕЦКОЙ И ЛУГАНСКОЙ ОБЛАСТЕЙ, СОГЛАСОВАННЫХ С ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ЭТИХ РАЙОНОВ), а также принятие ПОСТОЯННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОСОБОМ СТАТУСЕ отдельных районов Донецкой и Луганской областей в соответствии с мероприятиями, указанными в примечаниях (прим.1) ДО КОНЦА 2015 ГОДА». На примечаниях остановимся ниже.

4. Для тех, кто не знает. Несколько участников переговоров (к сожалению, на условиях анонимности, вероятно, стыдно) подтвердили, что АВТОРОМ 11 ПУНКТА ЯВЛЯЕТСЯ ВЛАДИСЛАВ СУРКОВ. Один из дипломатов, анализируя поведение членов российской делегации, предположил, что это ЕДИНСТВЕННЫЙ ПУНКТ СОГЛАШЕНИЯ, КОТОРЫЙ МОСКВУ НА САМОМ ДЕЛЕ ИНТЕРЕСОВАЛ.

5. Для тех, кто не заметил. Проголосовав 18 пункт переходных положений, упомянув там об «особенностях самоуправления», Киев не только ЧЕТКО ВЫПОЛНЯЕТ ПРЕДПИСАНИЯ 11 ПУНКТА МД, но и придает им юридическую силу. Минские договоренности — просто бумажка. Конституция — Основной закон.

6. Для тех, кто сомневается. Выполнив первую часть 11 пункта МД, КИЕВ БУДЕТ ВЫНУЖДЕН ВЫПОЛНЯТЬ ВТОРУЮ ЧАСТЬ. Еще раз цитирую — «принятие ПОСТОЯННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОСОБОМ СТАТУСЕ отдельных районов Донецкой и Луганской областей в соответствии с мероприятиями, указанными в примечаниях (прим.1) ДО КОНЦА 2015 ГОДА». Почему вынужден? Смотри выше: потому что Киев четко соблюдает МД; потому что там указана дата, и нам об этом непременно напомнят; потому что обязательства приобретает УЗАКОНЕННЫЙ ВИД.

7. Для тех, кто питает иллюзии. КИЕВ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ СВОБОДНЫМ в формулировках ключевых положений закона, регулирующего самоуправления на неконтролируемых территориях. В изменениях к Конституции не упоминается конкретный закон. Тот, что был принят парламентом предыдущего созыва с выключенным табло. Или его последняя редакция, принятая действующим парламентом. Там просто написано «определяется отдельным законом». Могут оставить старую версию, изменить, принять новый. НО. Минские соглашения СОДЕРЖАТ ЧЕТКОЕ ПРЕДПИСАНИЕ, КОТОРОЕ, ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНО БЫТЬ В ЭТОМ ЗАКОНЕ. Эти требования сформулированы в примечании 1 к пункту 11. Которое ПРИНУЖДАЕТ (если Киев придерживается МД, а Киев их, как мы выяснили, четко соблюдает) украинскую власть, цитирую (на русском, так как текста примечаний на украинском, к сожалению, не нашел) к следующему:

— освобождение от наказания, преследования и дискриминации лиц, связанных с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей;

— право на языковое самоопределение;

— участие органов местного самоуправления в назначении глав органов прокуратуры и судов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей;

— возможность для центральных органов исполнительной власти заключать с соответствующими органами местного самоуправления соглашения относительно экономического, социального и культурного развития отдельных районов Донецкой и Луганской областей;

— государство оказывает поддержку социально-экономическому развитию отдельных районов Донецкой и Луганской областей;

— содействие со стороны центральных органов власти трансграничному сотрудничеству в отдельных районах Донецкой и Луганской областей с регионами Российской Федерации;

— создание отрядов народной милиции по решению местных советов с целью поддержания общественного порядка в отдельных районах Донецкой и Луганской областей;

— полномочия депутатов местных советов и должностных лиц, избранных на досрочных выборах, назначенных Верховной Радой Украины этим законом, не могут быть досрочно прекращены«.

8. Для тех, кто считает себя изысканным юристом (или филологом). Распространенные аргументы — «Там нет нормы об особом статусе, а есть упоминание об особенностях самоуправления ...» «Это же не автономия или федерализация ...» «Там нет упоминания о „Новороссии“, „ДНР“ или „ЛНР“ ...» Не важно, упоминаете ли вы половой орган латиницей или матом, его сущность от этого не меняется. Если отдельные территории будут иметь собственное суды, прокуратуру, «народную милицию», то пусть уж лучше была бы полноценная автономия, ей-Богу.

9. Для тех, кто еще дружит со здравым смыслом. Нам предлагают ВСЕ ЭТО узаконить, освободить ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРЕСТУПНИКОВ И ФИНАНСИРОВАТЬ ИХ ЗА СЧЕТ БЮДЖЕТА.

10. Для тех, кто не разучился думать. Выводы делайте сами.


Сергей Рахманин, опубликовано в издании Зеркало недели. Украина
Освобождайте других людей(от своей заботливости), чтобы они жили так, как им нужно и вы приобретете свободу создавать для себя ту жизнь, которая нужна вам. (Еванг. от Матф. Гл.22 ст.3.
Ядерный проект

И там, в Лондоне, пытается раскрыть секреты английского ядерного проекта, над которым Британия работала параллельно с американцами. Но как выйти на это? И он нашел дорогу к сотруднику Кавендишской лаборатории Кембриджского университета, секретарю Британского и Кембриджского отделений Национального исполкома Ассоциации научных работников Великобритании профессору Аллану Нанн Мею. Профессор работал в британской ядерной программе «Тьюз Эллойз» и был дружен с другим ученым, завербованным советской разведкой, - Дональдом Маклином, имевшим оперативное имя «Гомер». Ян Черняк завербовал Мея, который получил кличку «Алек». Он и передал Черняку документы об основных направлениях ядерных разработок в Англии, в частности, в Кембриджской лаборатории. Это были чертежи уранового котла и описание принципов его работы – 130 листов сверхсекретной документации. Позднее профессор Аллан Нанн Мей вспоминал об этом так: «Вся эта история причинила мне огромную боль, и я занимался этим только потому, что считал это своим посильным вкладом в безопасность человечества».

В конце войны Мея перевели в Монреальскую лабораторию Национального научно-исследовательского совета Канады. Она работала на американский атомный проект «Манхэттен». Как раз в то время американской контрразведкой был разоблачен как шпион советский военный атташе полковник Николай Заботин. Заботина с позором выдворили из Канады. Кремлю даже пришлось приносить официальные извинения «за личную инициативу дипломата». Но это была далеко не личная инициатива. Вот Ян Черняк и заменил Николая Заботина, возглавив советскую резидентуру в США и Канаде.

Он создал новые источники информации и вскоре переслал в Москву доклад Ферми, перечень ядерных научно-исследовательских объектов США и Канады, а также полученные от профессора Мея образцы урана-235. Они были запаяны в обертку из-под конфет в виде окиси на платиновой фольге. Всего 162 милиграмма.

Группа Черняка работала успешно. Но ее выдал предатель. Им оказался шифровальщик Игорь Гузенко, работавший в советском посольстве в Канаде. Он попросил у канадцев политического убежища и пришел к ним не с пустыми руками, а прихватив секретные документы. Канадской контрразведке стали известны имена 19 советских агентов. Девять из них были арестованы и осуждены. Агентурная группа, работавшая по атомному проекту, была обескровлена. Но предатель Гузенко не знал имени руководителя группы. За дело взялся британский Скотланд-Ярд и разведслужба МИ-5. Они вычислили личность «Алека», и вскоре профессор Мей был арестован. В ходе следствия и суда он признался в том, что был завербован Москвой. Его приговорили к 10 годам тюрьмы, но вскоре выпустили за хорошее поведение, после чего он перебрался в Гану, где стал профессором физики местного университета. Был арестован и ценный агент ГРУ «Мулат» - Залман Литвин, работавший профессором университета Южной Калифорнии.

Москва решила вывести из игры Яна Черняка и всю его команду. Для этого в американский порт отправился с визитом доброй воли советский военный корабль. Ночью он принял на борт девять человек, переодетых в форму военных моряков, изрядно подгулявших в ночных клубах Нью-Йорка. Их доставили в Севастополь. Так Янкель Пинхусович Черняк оказался в СССР. Изредка его привлекали к оперативной работе, а потом о нем надолго «забыли». Почти что навсегда.

Благодарность Родины


Ему еще повезло. Могло быть и хуже. Моему родному дяде – брату матери- совсем не повезло. Он был работником Коминтерна, то есть разведчиком в Голландии и Бельгии. Когда Сталину доложили о том, что 22 июня 1941 года начнется война, он сказал начальнику разведки Генштаба: «Пошлите своих разведчиков в ж..». Моего дядю Бориса срочно отозвали и расстреляли за два дня до начала войны как «изменника Родины». В доме нельзя было о нем говорить, не осталось даже фотографий. Боялись. От него остались два костюма, которые мама в самое голодное время не продала, не обменяла. Я их донашивал в свои студенческие годы – красивые пиджаки с искоркой, а в верхнем кармане было такое прикольное зеркальце, запеленутое в красивый лоскут из очень мягкой ткани. Я был в этом клифте как настоящий пижон. Мама говорила: «Как ты похож на Борьку – настоящий дипломат!».

А вот знаменитому «Кенту»- Анатолию Марковичу Гуревичу, о котором на Западе изданы десятки книг и написаны сотни статей, повезло куда меньше. О нем на Родине не знали ничего. И был он реабилитирован лишь в 1991 году. Сын харьковского аптекаря, выучивший язык Сервантеса, был «произведен» в лейтенанты испанского флота и отправлен в Бельгию с липовыми документами, в которых были даже орфографические ошибки, из-за которых начались серьезные проколы. Он назвал таксисту адрес гостиницы, а это оказался публичный дом. Пришлось выкручиваться самостоятельно: он превратился в богатого уругвайца Винсента Сиерро, посещал школу танцев. Руководителем разведгруппы был Леопольд Треппер, который возглавлял «Красную капеллу» до того, как гитлеровцы оккупировали Бельгию. Трепперу пришлось срочно покинуть Брюссель, поскольку у него была ярко выраженная еврейская внешность, и «Капеллу» возглавил Анатолий Гуревич – «Кент». Он познакомился и очаровал блондинку-миллионершу Маргарет из семейства Зингеров. Они устраивали пышные вечеринки, на которые приходили люди высшего общества и немецкие офицеры. Гуревич создал успешную коммерческую фирму «Симеско» с миллионными доходами, которая получила заказы от германской армии – на производство полутора миллионов алюминиевых ложек и особой ткани для того, чтобы в ней удобно было солдатам в Африке. Так Гуревич вычислил количество пленных, захваченных в первые дни (ложки для них предназначались), и о том, что готовится операция Роммеля в Африке. В 1942 году он сообщил в Центр о планах гитлеровцев захватить нефтедобывающие районы Кавказа. Красная Армия перегруппировала силы и закрыла Кавказ. «Кенту» была объявлена личная благодарность Сталина.

«Красная капелла» - это не просто разведгруппа, это огромная шпионская сеть, которая была накинута на Европу и охватывала ее от Испании до Норвегии. В ней и работал мой дядя Борис. Она действовала до 1942 года: гестапо арестовало «Кента»-Гуревича и Маргарет. Его лично допрашивал глава гестапо Мюллер. Его не пытали, не били. «Кенту» предложили участвовать в радиоигре, и он согласился, потому что знал, как сообщить, что его шифровки идут под контролем. Но чекисты были настолько непрофессиональны, что даже не заметили условных сигналов. Гуревич никого не выдал, гестапо не знало даже его настоящего имени. В 1946 он летел в Москву, и ему казалось, что самолет летит слишком медленно. С аэродрома его повезли в советское гестапо – в СМЕРШ. Вот там он и получил в полном объеме и пытки, и издевательства, и унижения. Анатолия Марковича Гуревича – «Кента» пытали 16 месяцев. В пытках и допросах участвовал и начальник СМЕРША генерал Абакумов. Особое совещание при МГБ СССР «за измену Родине» приговорило Гуревича к 20 годам заключения. Он провел в Воркутинских и Мордовских лагерях больше времени, чем работал «на холоде». И всю жизнь, оклеветанный и обоганный, считался предателем, что было страшнее всего.Он вышел на свободу и был оправдан лишь в 1991 году. Жил в питерской хрущобе, а жалкую пенсию тратил, в основном, на лекарства. Он умер в январе 2009 года в возрасте 96 лет, а в 2003 году в Испании умер его и Маргарет сын - Мишель Барга. И мало кто знал, что знаменитый «Кент», Винсент Сиерра, Антонио Гонсалес - это Анатолий Маркович Гуревич.

Удивительно, что Лев Маневич, Янкель Черняк, Леопольд Треппер, Шандор Радо, Анатолий Гуревич, собирательный образ которых воплотился в мифическом Штирлице, - эти выдающиеся во всех отношениях евреи - работали на сталинский антисемитский режим и фактически ему отдали свои яркие жизни. Почему? Потому что умные люди ошибаются не реже дураков. Лев Маневич – «полковник Старостин»- умудрился передавать в Центр информацию из лагеря смерти и умер 9 мая 1945 года. Анатолий Гуревич большую часть жизни провел в ГУЛАГе, Леопольд Треппер тоже отсидел свое и после реабилитации оказался в Польше, затем во Франции, а в конечном счете – в Израиле. Шандор Радо жил в Будапеште.

Родина щедро кормила всех нас березовой кашей, и ее герои сидели в тюрьмах дольше, чем воры и убийцы. Такова сель-авив, как говорил один мой шибко умный знакомый.
Как это было

Янкель Пинхусович Черняк родился в 1909 году в Черновцах. Этот город, как и вся Буковина, входили тогда в состав Австро-Венгерской империи, которая распалась в результате Первой мировой войны. В то страшное время от погромов погибла вся его большая семья. Он остался абсолютно один. Воспитывался в детском приюте. Учился очень хорошо. Еще в школе освоил немецкий, румынский, венгерский, английский, испанский, чешский и французский языки. К 20 годам говорил на них без всякого акцента. Учился в Пражском техническом училище, где был лучшим из учащихся. Потом работал на электротехническом заводе. Когда разразился экономический кризис, он потерял работу и решил продолжить образование в Берлинском политехническом колледже, где и получил диплом инженера. В 1930 году вступил в Германскую коммунистическую партию. Он был убежденным коммунистом и свято верил в марксистско-ленинские идеи. Тогда же и был завербован советской разведкой, которая работала под прикрытием Коминтерна.

Призванный в армию, он стал писарем артиллерийского полка в чине сержанта. Полк этот был в Румынии, и Янкель имел доступ к секретным документам, содержание которых немедленно становилось достоянием советской военной разведки. Он передал сведения о всех системах оружия европейских армий. С 1934 года возглавил советскую резидентуру в Румынии. И вскоре «попал под колпак»: завелся предатель. Было принято решение спешно эвакуировать Черняка в Москву. Здесь он год учился в разведшколе под руководством А.Х. Артузова, который Сталиным был назначен заместителем начальника Четвертого (разведывательного) управления Генштаба Красной армии. Длительные беседы имел с ним начальник разведки РККА армейский комиссар второго ранга Ян Берзин. Год напряженной учебы шпионским хитростям и мастерству, встречи с агентами Коминтерна, работавшими по всей Европе. Именно в разведшколе Янкель Черняк освоил русский язык, которого до этого не знал.

На исходе 1936 года его назначили корреспондентом ТАСС в Швейцарии. А как разведчик, он имеет оперативный псевдоним «Джен». Свою агентуру в Швейцарии и Германии он вербовал лично. Впоследствии гитлеровской контрразведке так и не удалось раскрыть ни одного агента из группы «Крона», работавшей под руководством Черняка. Имена только двоих из 35 рассекречены сегодня. Это артистка Ольга Чехова и любовница Геббельса Марика Рёкк. Помните трофейный фильм «Девушка моей мечты»? Так вот, Марика Рёкк играла в нем роль главной героини, той самой девушки, о которой не грех было мечтать. Эти любимицы Геббельса добывали сведения исключительной важности. Остальных не удалось раскрыть даже автору книги «Рассекреченные судьбы» Александру Авербуху, который специализируется на поисках разведчиков. Известны только их должности в иерархии Третьего рейха: секретарь рейхсминистра, офицеры абвера, вермахта, гестапо, офицер, работающий непосредственно в Ставке Гитлера, глава исследовательского отдела авиастроительной фирмы, крупный банкир, высокопоставленный офицер Генштаба, дочь начальника крупного танкового конструкторского бюро – люди, которые вращались в высших кругах Рейха и добывали информацию исключительной важности, которая докладывалась лично Сталину. Всего 35 агентов. Их имена засекречены до сих пор, поскольку они работали на СССР и после войны в Германии, США, Италии...

12 июня 1941 года, еще до сообщений Рихарда Зорге и Леопольда Треппера, Черняк передал в Москву секретный приказ главнокомандующего Сухопутными силами Германии о сроках, целях и сигналах при вторжении в СССР, о начале действия плана «Барбаросса». Сталин не поверил и велел послать этих разведчков подальше.

«Крона» работала в Германии 11 лет. И если о «Красной капелле» Треппера-Гуревича и «Красной тройке» Шандора Радо немецкая контрразведка узнала все и ликвидировала «Капеллу» еще в 1942, а «Тройку» - в 1944, то о работе «Кроны» она могла только догадываться по радиограммам, которые невозможно было расшифровать. В Москве от Черняка узнали о германской системе противовоздушной обороны, противолодочной защите, о новейших системах самолетостроения, аппаратах связи, состоянии оборонной промышленности, о ФАУ-1. О странах-союзницах Гитлера.
Помните, в фильме «Семнадцать мгновений весны» показано, как Штирлиц отдыхает в своем особняке на окраине Берлина и попивает армянский коньяк. Не было у него особняка. Он никогда не жил постоянно на одном месте. И не пил. Все время ночевал у друзей и редко когда на одном месте дважды. Да и в Берлине он бывал не часто – то в Швейцарии, то в Париже, то еще где-нибудь в Европе.

Янкель Пинхусович обладал исключительными способностями. С первого прочтения он запоминал слово в слово 10 страниц текста на любом из семи языков и расположение семидесяти предметов в комнате - с первого взгляда. Мало того – он обладал даром гипнотизера и с высокой точностью мог разгадать намерения собеседника, предсказывал события, как Вольф Мессинг. К тому же он был не чемпионом Берлина по теннису, как сказано в фильме, а считался мастером рукопашного боя, хотя в соревнованиях участвовал только в юности. . И руки у него были золотые. Он мог изготовить из подручных средств печати и штампы, мог подделать любой почерк. Его донесения никто не смог бы расшифровать, потому что если бы микропленки попали в чужие руки, они бы немедленно засвечивались. Он сделал себе несколько паспортов, в том числе и австралийский. И ни разу его документы не вызывали сомнений при пересечении границ. А ездить ему пришлось много. Он путешествовал под видом лектора-инженера, рассказывающего о достижениях инженерной мысли, или коммиявожера, и в каждой стране держался так, чтобы не привлекать к себе внимания. Менял имена и легенды, остановливался не в гостиницах, а у надежных людей. Ему удалось составить список счетов в различных банках Европы, на которых лежали активы сотрудников германских спецслужб и бонз нацистской партии. Мелких чиновников он подкупал, как сейчас подкупают бюрократов в России - взятками и подарками.

Толковый разведчик - это больше, чем дивизия


Разведка существует с древнейших времен. Каждое государство ею обладает. Задача разведчика – в добыче закрытой информации, имеющей военное, экономическое и политическое значение, проще говоря – технологических секретов, которыми обладает враждебное государство. Этим и занимался Янкель Черняк, но поскольку он еще был отлично образованным инженером, он мог анализировать добытую информацию и поставлять Центру самое главное.

А что же было главным достижением в его деятельности?

- То, что никто из агентов «Кроны», действовашей не только в Германии, но по всей Европе, не был раскрыт и пойман. Москва получила совершенно секретный план «Барбаросса» и точную информацию о датах его осуществления.

- Черняк фактически спас Москву от гитлеровской авиации: ему удалось выкрасть документацию на производство радаров и даже доставить образец такой радара.

- Иконоскопы – так назывались первые радиолокаторы. Технологию и способ их производства получила Москва. Вот как оценивал эту работу академик, вице-адмирал, создатель советской радиоэлектроники, заместитель министра обороны Аксель Берг: «Ваши материалы отвечают острейшей потребности наших институтов, они помогают в разработке новых, сверхчувствительных телепередатчиков. Ваша информация помогает нам сэкономить буквально миллионы валютных рублей».

Во время войны в Москву шли данные о германских запасах никеля, вольфрама, олова, количестве боевых самолетов и маршрутов их перегона к фронту. От Черняка пришла информация о присадках к стальным сплавам, из которых немцы делали орудийные стволы. Он прислал тактико-технические данные о танке «Тигр» и самоходке «Пантера».

Черняк раздобыл также полный план операции немцев на Курском выступе, что позволило предпринять меры и ценой больших потерь все же одержать победу. Не будь в руках сталинского командования этого плана, всё на войне могло закончиться не так.

Без морзянки и радистки Кэт


Помните в фильме радистку Кэт, которая передавала шифровки Штирлица? Красиво, фантастично, но смешно. Во время войны главная проблема - связь. В одном из армейских уставов мне запомнилась фраза: «Связь – нерв боя». Так вот, радистка Кэт никак не могла решить эту проблему: научно-техническая информация не зашифровывается и не передается телеграфным ключом – это десятки и сотни листов технического текста, схем, чертежей, образцов. Как их передавал Янкель? С помощью тортов. Академик Берг писал отчет в ГРУ 11 июля 1944 года: «Полученные от вас материалы на 1082 листах и 26 образцов следует считать крупной и ценной помощью делу». 30 декабря 1944 года: «Получил от вас 475 иностранных письменных материалов и 102 образца аппаратуры. Подбор материалов сделан настолько умело, что не оставляет желать ничего лучшего». Чуть позже: «Получил от вас 811 иностранных информационных материалов, в том числе 96 чертежей, описаний и инструкций новейших радиолокационных средств. Совет по радиолокации Госкомитета обороны готов поддержать представление ваших работников к правительственным наградам и премированиям».


Несколько слов об академике Акселе Берге: еще в царское время он был командиром подводной лодки. В 1937 году профессор Военно-морской академии Берг был арестован за «антисоветскую пропаганду и агитацию.» Отсидел в колымских лагерях три года. Накануне войны был освобожден и реабилитирован, назначен руководителем Совета по радиолокации Государственного Комитета обороны, руководителем которого был Сталин. Он был интеллигентом старой закваски, самым крупным специалистом радиолокации, его называли «отцом советского радара». И оценка деятельности разведчика таким специалистом дорого стоит.

Всего Черняком было передано 12.500 листов технической документации, 102 образца аппаратуры, документы, касающиеся радиолокации, электоропромышленности, корабельного и авиационного вооружения, металлургии. И Янкеля Пинхусовича Черняка представили тогда к званию Героя Советского Союза. Но Сталин этого представления не подписал. Война еще не кончилась.
А помните последние кадры «Семнадцати мгновений весны»? Штирлиц возращается в Берлин и едет в туманную даль. Даль эта и в самом деле была очень туманной. Из Швейцарии он перемещается в Лондон.
У него не было ни воинского звания, ни наград, ни даже приличной пенсии в старости. Поэтому после долгих лет странствий по миру он вынужден был работать переводчиком, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Жил он в однокомнатной квартире далеко от центра Москвы и на работу ездил на метро.

А работа как раз была в центре, на Тверском бульваре, а потом - на улице Огарева, в огромном здании, над входом в которое висел глобус – символ того, что «мы – везде».

Мы называли это здание «братской могилой неизвестных журналистов». Это была самоирония. Потому что этих людей хорошо знали в кругах профессиональных. Контора официально называлась «Телеграфное Агентство Советского Союза» (ТАСС). Это было министерство правды, которая распространялась по всей стране и улетала в сторону моря, где была уже никому не нужна. Трудилось там огромное число народа, в котором журналисты просто тонули – референты, консультанты, начальники, переводчики на все мыслимые и немыслимые языки, и люди, чьих имен лучше не знать. Да и не рекомендовалось знать. Они вживались в образ журналиста. Генеральный директор ТАСС по должности был членом ЦК, небожителем, а одним из множества его заместителей непременно был генерал-майор Конторы Глубокого Бурения. При мне это был генерал Кеворков. Не отставной генерал, как в Союзе писателей, а действующий и курирующий. Впрочем, чекистские генералы никогда не уходят в отставку. Это естественно, потому что корреспондентские пункты Конторы были даже там, где не ступала нога мидовского чиновника. А там, где эта нога ступала, их было несколько, и назывались они «бюро ТАСС».


Так было лет тридцать назад, а как сейчас – не знаю. «Министерство правды» производило продукцию отдельно для членов Политбюро (не более шести страниц, больше они не могли осилить). Для них это делал специальный человек, горький пьяница, потреблявший термоядерное вино «Агдам». Однажды его уволили и поставили на это дело молодого карьериста, который решил изменить вестник для членов ПБ. Старцы кремлевские так возмутились, что потребовали немедленно всё привести в первобытное состояние, вернуть на работу того, к стилю и почерку которого они привыкли. Его вернули с извинениями, и главный редактор мотался по всей Москве в поисках исчезающего «Агдама». Был «голубой ТАСС» для первых секретарей ЦК республик, крайкомов и обкомов, был специальный вестник для центральных газет соцстран и продукция для «общего пользования».

Я тоже барахтался в той братской могиле. И среди нас был невысокий и внешне неприметный пожилой человек, который переводил тексты с семи языков и с русского - на семь языков. Его уважительно называли Ян Петрович.

Ясность - одна из форм полного тумана


Он умирал очень тяжело и мучительно. Рядом с ним у больничной койки постоянно находилась жена, с которой они прожили вместе пятьдесят лет. И вот 14 декабря 1994 года к больнице подкатили тяжелые бронированные автомобили. Из них при полном параде со множеством звезд на погонах вышли важнецкие генералы. Это были тогдашние начальник Генштаба российской армии генерал армии Михаил Колесников и начальник Главного разведывательного управления Генштаба (ГРУ) генерал-полковник Федор Ладыгин. Они зачитали указ президента Ельцина о присвоении Янкелю Пинхусовичу Черняку звания Героя России и вручили «Золотую Звезду» и грамоту Героя... его жене. Потому что вряд ли сам герой их слышал и понимал происходящее. Он был в коме. Через десять дней он скончался. На похоронах генерал армии Колесников заявил журналистам, что Янкель Пинхусович Черняк и был тем самым легендарным Максимом Исаевым, то бишь Штирлицем, о котором был создан фильм «Семнадцать мгновений весны», что с ним встречался автор книги и сценария о Штирлице Юлиан Семенов, и хотя этот фильм художественный, в главном его герое проступают черты и работа Черняка, деятельность которого была строго засекречена почти до смерти героя.

В роли Штирлица – любимый народом Вячеслав Тихонов.

Прав был Пушкин, который написал о российских людях: они любить умеют только мертвых. Штирлица любили как великую легенду, противопоставленную британскому Джеймсу Бонду. А кто полюбит Янкеля Черняка?

Когда шло кино про Штирлица, города, казалось, вымирали. Милиционеры свидетельствовали, что в те вечера не совершалось никаких преступлений – все сидели у телевизоров.

Я не отношу себя к поклонникам творчества Юлиана Семенова (его настоящая фамилия Ляндрес). Но фильм по его книге был действительно талантливым, и в том огромная заслуга режиссера Татьяны Михайловны Лиозновой и целой плеяды замечательных артистов – Вячеслава Тихонова, Ефима Копеляна (он на экране не появлялся, звучал только его неповторимый голос), Леонида Броневого, Ростислава Плятта...Кстати все создатели фильма были награждены, а Вячеславу Тихонову по указанию Брежнева присвоили звание Героя Соцтруда. Как же: Штирлиц - и не герой?!

А прототип в то время прозябал в полной неизвестности. Он трудился переводчиком. Кстати, и Юлиана Семенова тоже ничем не наградили. Он был очень этим расстроен. Зато появилась обширная литература про Максима Максимовича Исаева..Он же Всеволод Владимирович Владимиров, он же Макс Отто фон Штирлиц. Это все персонаж мифов и сказок о разведчиках Юлиана Семенова – детективов «Бриллианты для диктатуры пролетариата», «Экспансия-2», «ТАСС уполномочен заявить», «Майор Вихрь», «Приказано выжить» и прочая детективная, простите, хрень- тринадцать повестей и один рассказ, главный герой которых – Штирлиц. Половина из них экранизирована. Щелкоперы от литературы даже вывели родословную Штирлица: отец - русский, мать - украинка, дед – Остап Прокопчук, дядя – Тарас Прокопчук, кузина – Ганна Тарасовна, естественно, Прокопчук. У него даже был сын Александр и жена Александра Гаврилина. Вот как выглядел истинный ариец: характер - нордический, стойкий, отношения с товарищами по работе хорошие, безукоризненно исполняет служебный долг, беспощаден к врагам рейха, сотрудник бригаденфюрера СС Вальтера Шелленберга штандартенфюрер СС фон Штирлиц. Спортсмен, чемпион Берлина по теннису. Он еще отличился в боях под Сталинградом, проявил себя в Испании под вражескими обстрелами. И хотя бригаденфюрер СС Генрих Мюллер (его роль великолепно сыграл Леонид Броневой) в апреле1945 года все-таки разоблачил его, Штирлиц вывернулся – в то время уже было не до него. Выполнив личное задание товарища Сталина, обласканный самим фюрером, который потрепал его по щеке, он ловко сорвал сепаратные переговоры Генриха Гиммлера с западными спецслужбами и уехал куда-то в Аргентину, как какой-нибудь Эйхман.

В этот бред все же верили простодушные читатели. Они не знали, что любой вымысел о деятельности советских разведчиков мог выйти только с одобрения всесильной Конторы, иначе бы книга не прошла через Главлит (цензуру): в художественном вымысле могли быть раскрыты методы работы разведки. Поэтому надо было визировать даже вымысел. И еще одно условие - непременно написанное и отснятое должно вызывать патриотизм. Как в наши дни.

Впрочем, КГБ к реальному «Штирлицу» не имел никакого отношения. Он был военным разведчиком. А это не КГБ, а ГРУ. Но что же было на самом деле?

Янкель Пинхусовоч Черняк был резидентом Главного разведуправления (ГРУ) генерального штаба Красной армии. Он один сделал для Победы столько, сколько не смогли сделать все советские шпионы, весь Коминтерн со своими агентами, резиденты КГБ, которых гестапо и абвер успешно вычислили. (Свехсекретный агент А-201 Вилли Леман, работавший в гестапо по заданию КГБ, был разоблачен и тайно расстрелян еще в 1942 году). А Янкель Черняк еще долго работал. И Родина его, конечно, достойно отблагодарила: она похоронила его с воинскими почестями.

В книгах и фильмах о героях-разведчиках мало чего от исторической правды. В одном из редких интервью Ян Петрович Черняк сказал о себе так:

- Я не нарушал требований конспирации. Всегда помнил, чем может закончиться для меня встреча с контрразведкой, а поэтому не посещал публичные дома, спортивные соревнования, театры, где часто проводились облавы и проверки документов, не нарушал местных законов, чтобы не привлекать к себе никакого внимания. Этому и учил своих помощников. Но? кроме всего прочего, разведчику еще нужно обыкновенное везение. Мне везло».

- Черняк настолько был засекречен, что когда с 1969 начал получать мизерную пенсию, не осталось ни одной его фотографии: облик разведчика (шпиона) становится известным только в двух случаях – если он провалился или его предали, либо после смерти. Их даже хоронят под чужими фамилиями. Примем за основу тот облик Штирлица, который был талантливо сыгран Вячеславом Тихоновым. И анекдоты, которые валом повалили в народ после этого фильма. Их и придумывать не надо было, они из сценария:

- Вы слишком много знаете: вас будут хоронить с почестями после автомобильной катастрофы;
- А вы, Штирлиц, останьтесь...
- Маленькая ложь рождает большое недоверие;
- Пархатые большевистские казаки;
- Сейчас верить никому нельзя. Даже себе. Мне - можно!
- Что знают двое, то знает свинья;
- Ясность – одна из форм полного тумана.


Давайте с вами пройдемся по судьбе яркого человека и забудем про то, что нагорожено в популярном фильме. Янкель Черняк тоже смотрел этот фильм, в котором якобы рассказывалась и показывалась его судьба, и отозвался о нем так: «Абсолютная фантастика». Пусть это кино остается художественным, а мы пойдем по реалиям.

http://isralove.org/load/13-1-0-29

Profile

vin_o_321

March 2016

S M T W T F S
   1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
131415 16 171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 12:26 am
Powered by Dreamwidth Studios