Оригинал взят у [livejournal.com profile] olga_den_f в Чому Грузія - так, а Україна - зайдіть пізніше
*
З приводу відкладеної заявки про безвізовий режим для України.

Спочатку нам говорили: "Проголосуйте за безвізові закони". Проголосували. Після законів подумали і сказали: "Ні, законів мало, давайте ще й електронні декларації". З деклараціями в загальних рисах розібралися, і з'явилася ще одна вимога: "Давайте почекаємо до референдуму про асоціацію в Голландії". Чекаємо.

Read more... )


Оригинал взят у [livejournal.com profile] andreistp в русский фашист - опасная работа
Бывший командующий российской 58-й армии, воюющей против грузин в войне 2008 года, впал в кому после чашки чая с двумя незнакомцами.

В аккурат с началом расследования преступлений рашистов против человечества в Грузии.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] olga_den_f в Бек-офіс Саакашвілі. Що грузинські реформатори роблять в Україні?
*
к1

АНАСТАСІЯ РІНГІ, F, Сanastasiya ringis:

За пару дней до годового отчета премьер-министра Арсения Яценюка в Верховной Раде, в офисе "Фонда инноваций и развития", зарегистрированного в Грузии и ведущего активную деятельность в Украине, тоже подводили итоги.

Read more... )



– Создание патрульной полиции – может быть, это некая копия. Но реформа Национальной полиции будет иметь все больше и больше новых компонентов. Потому что централизованная система, как это было в Грузии по всей стране в долгосрочной перспективе не будет работать стабильно. Из Киева невозможно контролировать все города и села, даже на уровне патрульной полиции.

Страна большая, очень много функций, которые сейчас централизованы, надо все больше децентрализировать. На уровне городов, не на уровне регионов. Это значит, что, может быть, патрульную полицию надо децентрализировать, чтобы на месте появились лидеры, которые занимаются контролем качества самой патрульной полиции.

Но, если честно, я детально не думал о патрульной реформе.

– Давайте вернемся к вашей истории. Кто вам предложил приехать в Украину? Фонд получил гранты, донорскую помощь?

– Нас поддерживают разные донорские организации.

Как все началось? В декабре 2013-го во время Майдана я приезжал, выступал на сцене Майдана. Все понимали, что это была борьба против советского менталитета, между советским менталитетом и новыми европейскими стандартами, между демократией и тоталитаризмом.

После декабря я попал в "черный список", нас уже не впускали на территорию Украины.

Когда Майдан победил в феврале 2014-го, мы сразу приехали, увидели, что пришло время делать дело, заниматься реформами, нужно новое предлагать.

Мы – Давид Сакварелидзе, Миша, я – сами приехали. Не было такого, что нас кто-то приглашает: "Приезжайте, ребята, участвуйте в реформах".

– Ваши критики обычно говорят, что вы приехали, потому что проиграла ваша партия "Единое национальное движение" и вас буквально выдворили из страны. И еще говорят, что Саакашвили, внедряя реформы, делал это далеко не как реформатор, а как тиран.

– Да, у нас были ошибки, и мы это признаем. Мы не реформировали несколько важных направлений. Один из ключевых факторов того, что мы проиграли – не до конца была реформирована судебная система.

Потому что в любой стране судебная система – третья сторона, контроль над тем, что кто-то не будет превышать свои полномочия и слишком много на себя брать, а каждый гражданин будет защищен.

– Девять лет, на протяжении которых шли реформы в Грузии, пока Саакашвили был у власти, оказалось недостаточно для судебной реформы?

– Мы упростили административные услуги, снизили налоги, провели экономические реформы, создали новую полицию, прокуратуру. Из Грузии в Украину можно привозить экспертов по многим направлениям: энергобезопасность, админуслуги, экономические реформы. Но судебную реформу от грузин вы не сможете привезти, потому что у нас эта система не работает так, как должна.

Почему мы не успели или не смогли сделать судебную реформу?

До 2003 года судебная система была полностью коррумпированная, доверие было 7%.

В 2012 году доверие было 60-65%. Конечно, какие-то результаты есть. Но думаю, что судебная система – та сфера, где тяжело идут реформы во всем нашем регионе.

Это не та сфера, где можно набрать новых судей и все изменится в одночасье. К сожалению, не меняется. Потому что в Советском Союзе судебная система не существовала. Фактически 70 лет мы были без судебной системы. У нас нет опыта.

Второе: у нас большое недоверие друг к другу, в том числе мы не доверяем судье.

Третье: политики, которые приходят во власть, пытаются использовать суды как инструмент. Из-за того, что эта институция не имеет большой истории у нас, она не может противостоять политическим влияниям. В этом ключевая проблема.

Когда Саакашвили был президентом, мы повышали зарплату судьям, прогоняли их через постоянные тренинги, обучение. Но, к сожалению, оказывается, что за два-три года невозможно создать новых независимых судей.

Для Грузии это были трудные девять лет.

Когда мы говорим, что Грузия смогла реформировать, мы должны помнить, в каких условиях она это смогла. У нас была война, экономические санкции. 2005 год – энергетическое эмбарго со стороны России.

РФ "отрубила" нам газ. Это нас заставило стать энергонезависимыми. Выгоняли наших граждан на грузовых самолетах из России. Остановили выдачу виз. Но мы все равно продолжали реформы. Потому что было видение.

Когда же и это не помогло, Россия просто взялась бомбить нашу территорию, начали войну.

– Тот негативный опыт реформирования судебной системы, чем он может быть нам полезен?

– У нас, в постсоветских странах, судебная система – это всегда рычаг политического влияния. У вас сейчас вносят какие-то поправки, как будто будет судебная реформа. Ничего не изменится. Потому что это косметика. Это, может быть, немножко улучшит ситуацию, на 5-10 месяцев.

К сожалению, мы считаем, что судебная система должна контролировать и власть, и политиков, и всех. А когда мы своими руками лепим что-то новое, им очень трудно противостоять нам.

Поэтому наша идея в том, что надо вынести на аутсорсинг украинский суд, чтобы Лондонский Арбитражный суд или Германский Верховный суд принимал решение в течение, например, 15 лет. Пока судебная система не станет самодостаточной и независимой.

В Грузии было десять волн судебных реформ. Сейчас новое правительство говорит, что начинает третью волну судебной реформы. Они назначили верховным судьей человека, который во время Шеварднадзе тоже был судьей и славился своей коррумпированностью. Такой вот откат назад.

– Вы провели анализ перед стартом пакета реформ для Украины. Какие выводы? Каков план?

– В 90-х Украина выглядела намного лучше по сравнению с тем, что есть сейчас. Потом некоторые группы заработали большие деньги на советской бюрократии в 90-х, во время финансового хаоса.

Потом эти финансово-промышленные группы начали строить на советской бюрократии еще олигархическую бюрократию, появились группы, которые под свои интересы писали законы, создавали департаменты, давали новые функции государству, назначали своих людей в госкомпании.

– В Украине дело Игоря Кононенко вывело в публичную плоскость этот факт. Все работает по-прежнему – политики заходят во власть и расставляют своих людей в госкомпаниях.

– Потому что до сих пор работает советско-олигархическая бюрократия.

Каждые пять лет появляются новые олигархи. То Фирташ появился, то еще кто-то. Как они появляются? Через лоббирование государством какого-то большого куска добычи в Украине…

ГРУЗИНСКИЙ ФОНД ИННОВАЦИЙ И РАЗВИТИЯ

– У вас есть понимание, как поломать эту систему?

– Пока мы не решим, что германский Верховный суд должен быть нашим верховным судом следующие пятнадцать лет, у олигархов будет достаточно денег, чтобы покупать судебные решения, кого бы мы ни назначили в Верховный суд. В этом проблема.

Если из десяти купят троих, то этим они полностью уничтожат судебную систему. Любая реформа будет безрезультатной.

ГОСУДАРСТВО КАК ПЛАТФОРМА ДЛЯ САМОРЕАЛИЗАЦИИ

– Вы говорите то, что у Саакашвили было видение, каким должно быть грузинское государство. У вас государство – это сервис. А если лаконично сказать про Украину – это …?

– Грузия – это государство – сервис-провайдер. А мы тут предлагаем государство как платформу самореализации, это уже следующий шаг. Украина – большой рынок, на 42 млн человек можно найти много бизнес-интересов, но легальных – то, что можно отдать людям на аутсорс.

– То есть вовлечь в государство больше людей?

– Да, чтобы было больше соучастия. Чтобы не отдавать эксклюзив бюрократам. Бюрократ чем силен? У него есть эксклюзив. У меня тоже был эксклюзив, когда я был главой реестра.

Но почему мы по-другому работали? У Миши Саакашвили был очень простой критерий – "граждане должны быть довольны и не должно быть коррупции, а как ты это сделаешь, мне не интересно".

– Со стороны выглядело, что специально обученные на Западе молодые грузины приехали и перестроили свою страну.

– В Украине сейчас намного лучше интеллектуальный потенциал, чем это было в Грузии в 2003 году, когда все начиналось. Просто тогда в Грузии был один плюс – Миша.

Первый компонент: до 2003 года примером борьбы с коррупцией была какая-то группа, которая реально разрабатывала новую систему, как мы должны бороться с коррупцией.

Создавалась команда, которая думала, как дальше развивать страну. Например, Зураб Адеишвили.

Он – автор многих базовых законопроектов, которые сегодня работают в Грузии. Он один из авторов того, что реально делала прокуратура, как сажали коррупционеров, как боролись с организованной преступностью, ворами в законе.

Он начинал как глава неправительственной организации, ездил за границу и изучал разные практики. Встречался с итальянцами, которые инициировали закон по которому представители мафии сами должны были возвращать часть украденных финансов, чтобы проходить процесс легализации.

Это были две огромные проблемы в Грузии – коррупция и воры в законе.

– Но все же в Грузии не было таких крупных олигархов, как в Украине.

– Тогда не было, но сейчас есть.

Мы не только потому проиграли, что не смогли сделать судебную реформу. Но и потому что российский олигарх Иванишвили вдруг появился в Грузии и лично стал заниматься политикой, а у него капитал 7 млрд долл. У нас не было цели создавать олигархов, чтобы в будущем с ними бороться. Мы говорили, что у нас всех равные права.

Почему реформы в Грузии состоялись? Потому что двойные стандарты были минимизированы. Я не говорю, что их не было.

– Ваши оппоненты утверждают, что команда Саакашвили отжимала бизнес, действовала неправомерно…

– Как раз эта проблема возникла потому, что мы не сделали судебную реформу, все решения, которые судебная система выносила, становились темой спекуляций. Никто судьям не звонил и не говорил, какое решение они должны принять. Но сторона, которая проигрывала в суде какое-то дело, выходила и говорила, что вот они влияли на решение.

Наши оппоненты говорят, что до 2012 года отнимали бизнес у кого-то, а после 2012 бизнес свободно дышит. Давайте в цифрах. Ни одного реального большого проекта за три года новое правительство не начало. Нет инвестиций в стране, их все меньше и меньше. Потому и падение экономическое. До того было больше инвестиций.

– Когда вы делали экономический блок реформ, вам удалось создать новые отрасли, на что делали ставку?

– В Грузию до 2005 приезжало 100 тысяч человек, а сейчас 5-6 млн каждый год.

Упростив растаможку, мы запустили торговый автомобильный хаб для всего региона. Этот бизнес приносил 25 млн. долларов в год, а в 2012-м – уже 900 млн.

Сейчас машины привозят в Грузию со всего мира, продают их в Азербайджан, Армению, Казахстан, Иран, Турцию. Растаможка занимает 5 минут.

Второе – упростили саму систему растаможивания – не надо растаможивать, если ты продаешь машины за границу. Третье – регистрация, эту процедуру сделали без коррупции, за 5 минут. Например, нашел покупателя, зашел в центр регистрации, подписал один документы и все, машина твоя.

Всеукраинское движение за очищение в Черновцах. 22 февраля 2016
FB Mikheil Saakashvili

– Давайте вернемся в Украину, и попробуем подвести итоги ваших инициатив тут.

– "Прозорро" был первым серьезным проектом, который мы начали с Минэкономики.

На старте проекта в нем участвовали активисты с Майдана, волонтеры-программисты, наши эксперты, которых я пригласил из Грузии, они делали эту систему в Грузии, Давид Кизирия (нынешний советник президента Украины – УП), я – вот и вся команда.

Сперва мы хотели предложить просто грузинский вариант – централизованный. Но на первом круглом столе в Минэкономики нас раскритиковали. И пришлось переделывать систему.

"Прозорро" чем отличается от грузинской модели? В Грузии база и площадка – моносистема, которая принадлежит государству. То, что в Украине Минэкономики не шло так прогрессивно, нас заставило придумать другой вариант. Мы сказали, что база данных может быть у государства, но предложили частным компаниям: "Подключайтесь. Например, участие в тендере стоит 150 гривен – вы будете это получать".

Это было важно потому, что эти частные компании инвестировали небольшие средства в разработку базового модуля, к которому потом все присоединились.

Тендер, который объявляется на одной площадке, виден автоматически для всех. Так что мы этим создали децентрализованный подход, где частные игроки очень серьезно влияют на процесс, чтобы не было манипуляции со стороны государства.

Потом к этому процессу подключился Дмитрий Шимкив. Это была его идея, чтобы начать допороговые торги.

– Зураб Адеишвили, правая рука Саакашвили, говорит, что когда грузины планируют реформы, то руководствуются логикой, а украинцы – законом.

– В Украине, когда начинают реформы, то сразу привлекают юристов и говорят: "Давайте напишем новый закон по реформе чего-то". А у нас подход другой. Нам поначалу не нужны юристы.

Мы сначала рисуем картинку, как система должна выглядеть через год. После этого мы приглашаем юристов и говорим: "Давайте, ребята, распишите это в законопроектах, чтоб мы смогли создать эту систему".

Сейчас Украине нужен разрушитель, который просто разрушит эту всю бюрократию.

– Вы сейчас подразумеваете Саакашвили?

– Да, единственный человек, который может это сделать – это Михаил Саакашвили. Во-первых, он это уже сделал, у него есть практика и выигрыша, и проигрыша.

Он хорошо знает, где допустил ошибки, второй раз не допустит. Ведь всегда были ошибки и, в том числе, судебная реформа. Второй момент – он в Одессе показал, что он не стал играть по правилам и по договорнякам, которые были в Одессе и Украине.

Вы же понимаете, что сейчас многие бы с удовольствием давали Мише миллионы, чтобы он замолчал, тихо сидел и не критиковал, не называл фамилии. Он реально поменял правила игры в политике. А Айварас Абромавичус вышел и назвал, что вот этот конкретный человек – коррупционер.

– Не зря Михаил Саакашвили встречался с Абромавичусом накануне его громкой отставки?

– Не зря. Но я хочу сказать о том, что в политике появились новые стандарты. Если говоришь, то называй имена и фамилии. Кроме Айвараса в Кабмине не нашлось никого, кто бы еще открыто говорил о таких проблемах.

"МЫ ОЧЕНЬ ДЕШЕВЫЕ ПРОЕКТНЫЕ МЕНЕДЖЕРЫ, КОТОРЫЕ ЕЩЕ И САМИ ПРИДУМЫВАЮТ ИННОВАЦИОННЫЕ ПРОЕКТЫ"

– Президент Порошенко отправил Игоря Кононенко в НАБУ. Но все же понимают, что разговоры не могут стать поводом для уголовной ответственности. Этот случай может дискредитировать НАБУ.

– 100%. В этом деле у НАБУ будут серьезные проблемы. Потому что то, кто кому звонил и что говорил – это не преступление… Сейчас поход в НАБУ стал популярным политическим трюком, мол, если я виноват, то я сейчас пойду в бюро, и пусть расследуют.

Но я думаю, что НАБУ все равно начнет клыки показывать, наша группа работала над разработкой Антикоррупционного бюро. Институционально НАБУ полностью готов, чтобы расследовать коррупционные дела и действия.

Следующие три-шесть месяцев будут критическими для бюро, потому что, с одной стороны, граждане ждут конкретных результатов, чтобы посадили не только судей, но и высших чиновников. Хотя не НАБУ сажает…

– Михаил Саакашвили доносит до ведома президента Порошенко свою позицию, например, по НАБУ?

– Саакашвили никогда не скрывает, что он думает. Он очень четко говорит и показывает всем свое видение по этим направлениям.

Грузинский Фонд Инноваций и развития

– Какая роль грузинской команды в создании НАБУ?

– Нас пригласила Администрация президента в 2015-м. И мы вместе с аналитиками из PriceWaterhouseCoopers разработали детальный план. Еще по этому направлению очень активно сотрудничали с "Центром противодействия коррупции".

Ребята из гражданского сектора сделали очень много, чтобы запустить бюро. Они писали закон, который приняли, а мы сделали план имплементации и поправки к тому закону, который был принят. Мы просто проанализировали процедуру расследования и предложили много поправок, часть была принята.

Сейчас мы поддерживаем НАБУ. Все готово: детективы на месте, структура работает, финансы выделены, тренинги проводят эксперты из Америки, Европы.

– И эту всю работу вы проделали, получив грант, ведь так?

– Да, грант от Британского правительства.

– Получается, что все заслуги в реформах – благодаря внешней помощи – грантам и экспертам. Кажется, что реформы в Украине нужны даже больше грузинским политикам и международным консультантам.

– Отчасти да. Но ведь нас все же пригласила Администрация президента, мы общались с главой АП Борисом Ложкиным, с президентом. Но финансирование мы добыли от международных доноров.

Нам иногда европейские эксперты говорят, что мы очень дешевые проектные менеджеры, которые еще и сами придумывают инновационные проекты.

– А фонд – это платформа для всех грузинских реформаторов?

– Не только, и украинцев тоже. В Одессе есть отдельная команда, которая тоже работает и для Одессы, и для Киевской области, и для министерств. Но у нас - основная команда.

У нас есть методология, как разрабатывать решения.

Первое – мы анализируем систему и контекст. Потом наша инновационная группа разрабатывает большую картинку, как в будущем эта система должна работать. После переходим на детализацию, прописываем механизмы.

Каждую идею реформы мы прогоняем через 5 Д – дерегуляция, дебюрократизация, деконцентрация, децентрализация и демонополизация, то есть деолигархизация.

И самое главное – мы очень мобильны, можем работать на любую тему.

Инновационный менеджмент, который я изучал в Гарварде, – это то, как искать решения. Для того, чтобы создать новую систему менеджмента в экологии, не нужно быть экологом. Главное – логика и эффективность. Тебе нужны какие-то эксперты, которые дадут базовую информацию, а потом ты уже придумываешь это решение.

– Вы заявили, что в 2016-м будете продвигать приватизацию. Какие интересные решения удалось придумать?

– Мы сделали прозрачную и простую систему приватизации, в которой возможность договорняка минимизирована. Мы снесли все бюрократические компоненты в процедуре приватизации, которые не давали возможность без договора купить то или иное госпредприятие. Эта форма уже не будет существовать.

Мы говорим, что все госпредприятия должны стать ООО. Потому что как раз когда существует госпредприятие, его, чтобы грабить, расчленяют на разные компоненты, которые под кредитом, разными обязательствами. В результате нет единого целостного имущества как компании.

Когда начинается процедура приватизации, ГП надо корпоратизировать, и это занимает полтора года. А мы законом сделаем так, это за один день все становится ООО.

Владельцем будет опять государство, но самое главное, что мы минимизируем возможность грабежа в этой компании, возможности расчленения предприятия, чтобы директор был наемным сотрудником.

– То есть, вы придумали как упростить процедуру.

– Госпредприятие переходит в ООО и если оно подлежит приватизации, то автоматически его владельцем становится Фонд госимущесвта. Сейчас проблема в том, что отраслевые министерства работают с госпредприятиями, автоматически это все переходит в ФГИ.

А у ФГИ в законе есть обязательство, что за 180 дней нужно создать единую платформу, где оно обязано опубликовать всю базовую информацию об этих компаниях – дебет, кредит, балансовую цену.

Мы с МинАПК такой сайт сделали. Там есть все те компании, которые находятся под министерством. Не аудит, а просто анализ того, что там есть. Есть здание, завод, есть такие обязательства, кредиты и стоит столько-то, балансовая цена.

– Это все вывешивается на публичную площадку? Как инициируется приватизация?

– Есть предприятия, которые не подлежат приватизации решением парламента.

Но есть 1500 мелких предприятий – головная боль для государства, потому что никто не понимает, кто и что там грабит.

На веб-сайте есть уже перечень всех предприятий, которые подлежат приватизации. Мы заходим, там есть кнопочка "аукцион", кликаем, автоматически переходим в блок "аукцион". Там уже будет включаться наша система, которую мы запускаем в марте.

Если государство говорит, что нет запрета для покупки предприятия, я как инвестор (не надо ни с кем договариваться) нажимаю на кнопку, автоматически это предприятие переходит в систему электронных аукционов, которую мы хотим запустить в марте.

Лот сформирован. Аукцион будет с марта. Но нужно менять законы. Хотя, возможно, президент даже будет инициировать закон о приватизации.

– Вы также предлагаете новую систему администрирования налоговых сборов. В чем идея?

– Во-первых, создать общую электронную систему на базе распределенных баз данных, где невозможно будет манипулировать.

Монополия, которая сегодня есть у государственной фискальной службы, в том, что они могут подправить в базе данных любую информацию, тут в очереди кто-то на возврате НДС впереди, кто-то сзади…

К примеру, Сумская таможня растаможила какое-то мясо. В этой системе они могут закрыть информацию, потому что там сидит менеджер, который может этим всем управлять.

Мы предлагаем электронную систему, которая базируется на распределенных базах данных, когда ни один из игроков не может манипулировать данными. Это раз. На этом как раз базируются электронные аукционы, которые мы запускаем в следующем месяце.

Это будет первый в мире государственный продукт, базируемый на технологии Blockchain. Это технология, которая дает возможность участникам постоянно обмениваться информацией между собой, там нет понятия "центр" – все связаны со всеми напрямую.

Если один из игроков нелегально хочет что-то подменить в базе данных, нарисовать, как будто я выплатил какие-то налоги – автоматически вся эта система понимает, что у вас невалидная информация. И плюс, каждый может запросить копию и проверить легальность информации.

И вот на этой технологии мы предлагаем базироваться налоговой и аукционам. Так что нам не нужно будет для работы ни Министерство экономики, ни другое министерство. Просто разные структуры сразу подключаются к этой системе электронных аукционов, и центра нет.

– Аукционы по приватизации?

– Не только приватизация. Там будут продаваться лицензии, там будут выноситься на аукционы договоры об аренде и все-все абсолютно. Это местное самоуправление делает, и департаменты делают, и ФГИ делает, все. Они просто подключаются к этой системе.

На электронной площадке могут участвовать как люди из Америки, из Украины и со всего мира.

Сегодня информация о приватизации фактически закрыта, вы даже не узнаете об аукционе просто так. А вот эта система уже открывает 100% данных.

Если я вижу, что вы что-то написали так, чтобы подстроить это предложение под какого-то игрока, я сразу могу через эту же систему заявку написать и сказать, что это нелегально. Если Министерство экономики сейчас передумает на счет "Прозорро" и скажет: "Мне не нравится эта система", оно может отключить эту систему за одну секунду.

А на систему, которую мы сейчас программируем, ни какое-то министерство, ни президент, ни премьер не смогут повлиять. Все – запустили систему и все соединяются. Ни один из них не может отключить.

– Что нужно, чтобы запустить эту электронную систему?

– Первое – волонтеры. Программное обеспечение мы написали с харьковскими ребятами, суперспециалистами по блокчейну Distributed Lab. Они волонтеры, работали бесплатно.

Электронный аукцион – это будет первый в мире государственный продукт, который основывается на таком решении как блокчейн.

В парламенте Англии недавно главный IT-шник вышел и сказал: "Ребята, это наше будущее. Мы должны сейчас обдумать, как мы переходим на эту систему".

"УКРАИНА – ЭТО НЕ КСЕРОКС-МАШИНА, ЧТОБЫ ПРОСТО КОПИРОВАТЬ ВСЕ ИЗ РАЗНЫХ СТРАН"

– Гиоргий, тема премьерства Михаила Саакашвили проходила весь разговор красной нитью. Но на самом деле в украинском обществе многие считают его популистом. Тем более, что по большому счету заслуги в Одессе пока скромные.

– Давайте вернемся обратно туда, откуда мы начали – к тому, что нет доверия. Зато есть недоверие и фрустрация. У Миши Саакашвили супер-зарплата была в Америке. Когда он поехал в Нигерию, ему заплатили, по-моему, 100 тысяч за одну лекцию.

Во всем мире есть спрос на Мишу Саакашвили. Потому что это реально человек, который сказал, что парадигма может измениться, и показал как. И никто не верил, что за 3-4 года в Грузии гаишники не будут брать взятки или паспортные отделы и т.д. Это произошло.

Даже то, что произошло в Грузии, сейчас серьезно педалирует в Украине реформы. Потому что все говорят: "Если там не берут, почему у нас берут? Если там возможно, почему здесь невозможно?".

Критики говорят, что тут большая страна. Как раз из-за того, что большая страна, намного лучше можно систему строить.

– Почему?

– Потому что в Грузии, когда эти системы строились, не было экономики, бизнеса не было в стране. Когда мы говорим об аутсорсинге, кому аутсорсинг делать, если бизнеса нет? Три магазина во всем Тбилиси работало, и дороги не было, от чего это все начать.

И второе – объем маленький. Я думаю, что те реформы, которые мы тут предлагаем, надо реализовать в Украине, а Грузия просто уже присоединится сразу.

– На своей презентации вы рассказывали хороший кейс про 10%, которые получают частные детективы США за раскрытие коррупционных схем. Я так понимаю, что это может быть использовано в Украине?

– Почему нет? Как раз над этим мы сейчас работаем вместе с Гизо Углавой (первый замдиректора НАБУ - УП) и с англичанами, собираемся запустить новый проект. Как можно сделать так, чтобы были частные детективные компании, которые расследуют дело, коррупционную связку, если приносят эту связку, и государство получает от этого деньги, в этом случае 10% идет им.

– Вы строите какое то параллельное государство.

– Да. И знаете, что произойдет? Каннибализация произойдет. Это очень плохое слово. Эти мелкие инициативы, которые мы параллельно строим сейчас, эту большую махину начнут поедать. Заходить с разных сторон.

Зашел с маленькой точки, показал эффективность, потом вынуждены были делать хорошо, госзакупки сейчас будут прозрачные. Зайдем с маленькой точки, к примеру, в расследование, а потом уже прокуроры скажут: "А мы что будем делать? Мы тоже должны расследовать, а то частные детективы взяли все дела".

– В один прекрасный момент олигархи даже не заметят, как новые правила игры станут новой нормой, и, грубо говоря, программисты перепишут код страны. Но без общественной поддержки эти новации вряд ли могут быть реализованы.

– Да, мы это понимаем. Мы как раз через антикоррупционные форумы, через публичные обсуждения генерируем социальный запрос, волну разных инициатив, где участвует очень много людей, где граждане понимают реально, что для них это шанс.

Я прямо скажу: сегодняшняя Рада постарается максимально блокировать все, что мы будем предлагать. И Рада не Рада, и Кабмин тоже не Кабмин. (смеется – ред.)

– А президент?

– У президента пока что еще есть легитимность. Потому что у него есть какая-то поддержка, его партия вышла на первое место. А у Яценюка поддержка – ноль уже. И когда поддержка у премьер-министра – ноль, в нормальной стране парламент сразу отпускает этого премьер-министра.

– Слушайте, у вас очень инновационные идеи, но Украина – довольно консервативное общество.

– Если Украина – село, то Грузия – маленький поселок в селе. Реально все может измениться. При этом быстро. У меня тоже бывает спрашивают после презентаций: "если брокчейн еще нигде не реализован, почему Украина должна использовать эту технологию?"

Я всегда отвечаю: Украина – это не ксерокс-машина, чтобы просто копировать все из разных стран. Тут должны создаваться инновации. Только это и будет работать.

Так что больше амбиций. И идем на радикальные решения.

Анастасія Рінгіс, УП
Теми: Саакашвілі реформа
19 марта 2009, 14:44 
КИЕВ, 19 марта. Приезд президента Украины Виктора Ющенко в Грузию во время августовской войны навсегда останется в истории грузино-украинских отношения. Об этом, как передает ForUm, заявил посол Грузии на Украине Григол Катамадзе.

«После того как президентом стал Виктор Ющенко, учитывая его особое отношение к Грузии и личные контакты с нашим президентом, естественно, это помогает в работе, и я хочу искренне поблагодарить президента Украины Виктора Ющенко за его очень смелый шаг, когда он приехал в Грузии в августе 2008 года вместе с коллегами из других стран и поддержал мою страну, - отметил Катамадзе. - Поверьте, я не оцениваю действия президента, но как гражданин Грузии я знаю общественное мнение Грузии - этот шаг Ющенко останется в истории грузино-украинских отношений».

Напомним, в августе начался вооруженный конфликт между Грузией и Россией, в результате которого входящие в состав Грузии республики Южная Осетия и Абхазия провозгласили независимость.

12 августа президенты Польши, Украины, Литвы, а также премьер-министры Латвии и Эстонии приехали с визитом в Тбилиси, чтобы выразить свою поддержку Грузии. Ющенко выступил на митинге в Тбилиси.

«Мы сегодня пролетели много тысяч километров. У нас была неимоверно трудная дорога к вам. Но мы знали, что мы сегодня должны быть здесь. Мы сегодня приехали сказать вам такие слова: Грузия — наш друг. Грузины — наши друзья, — утверждает Ющенко. — Сегодня, здесь, в самые тяжелые времена для Грузии мы говорим, что вы имеете право на свободу, право на независимость».

«Мы проехали эти тысячи километров, чтобы продемонстрировать грузинскому непокорному народу самое святое чувство — это чувство солидарности. Это чувство того, что наше сердце принадлежит вам», — говорится в заявлении украинского президента.

Называя грузин «дорогими друзьями», Ющенко обещает: «Пройдет время, и мы будем вспоминать эти тяжелые страницы нашей истории как дорогу, которую мужественно прошла грузинская нация». «Свобода стоит того, чтобы за нее бороться. Мы всегда должны помнить, что грузинская нация достойна быть независимой. Мы приехали подтвердить вашу суверенность, вашу независимость, вашу территориальную целостность. Это наши ценности», — декларирует он.

«Вы никогда не будете одни», — продолжает обещать президент Украины. Поблагодарив за украинские флаги на площади в Тбилиси, он делает вывод: «Это говорит о том, что нас миллионы». «Независимая Грузия есть, независимая Грузия вечно будет», — говорит в заключение Виктор Ющенко.

26 августа президент России Дмитрий Медведев заявил, что Россия признает независимость Абхазии и Южной Осетии.

27 августа президент Украины Виктор Ющенко выступил с заявлением, осуждающим решение президента РФ Дмитрия Медведева о признании двух кавказских республик.
http://www.rosbalt.ru/ukraina/2009/03/19/627213.html
Оригинал взят у [livejournal.com profile] v_n_zb в Пятна не отошли
.
Решение Международного уголовного суда в Гааге заняться расследованием военных преступлений, совершенных во время российско-грузинской войны 2008 года, может открыть совершенно новый образ кремлевского режима. Потому что одно дело захватывать чужие территории, прикрываясь болтовней о защите интересов "русскоязычных", "русского мира", "желающих быть вместе с Россией", а не с тлетворным Западом, - и совершенно другое - устроить банальную этническую чистку по рецептам Адольфа Гитлера или Слободана Милошевича.

Российско-грузинская война 2008 года - именно такая этническая чистка. Грузинские села в Южной Осетии были сожжены, многие их жители уничтожены. "Территориальная целостность" вскоре признанной Москвой и Каракасом Республики Южная Осетия была обеспечена именно такой нечеловеческой ценой.

Собственно, в этом нет ничего такого уж нового. Война в Абхазии в начале 90-х тоже была банальной этнической чисткой - из республики тогда изгнали большую часть ее жителей, в первую очередь грузинского происхождения. Но в Абхазии, как и потом в Донбассе, весь этот кошмар прикрывался мифическими кавказскими "добровольцами" под доблестным командованием будущего "стратега" чеченской войны Шамиля Басаева. А в Южной Осетии было, что называется, нечем крыть. Этническую чистку обеспечили регулярные подразделения российской армии, главнокомандующим которой тогда был безобидный палач Дима Медведев.

Милошевич решился на задействование государственных структур для осуществления этнической чистки только уже на закате своего правления - в Косове. В Хорватии и Боснии людей изгоняли и убивали спешно созданные по указке из Белграда местные армии. И именно это обстоятельство давало Милошевичу возможность выходить сухим из воды и даже участвовать в урегулировании югославского кризиса в качестве "миротворца". Но когда он бросил на изгнание албанцев войска - на Западе не выдержали.

А тут - пожалуйста. Политики, которые в ХХI веке применили регулярную армию для изгнания и уничтожения людей по принципу национальной принадлежности, еще восемь лет продолжали оставаться рукопожатными, с ними вели переговоры, обсуждали, кто все-таки "первый начал" - Россия или Грузия. А вот мне интересно: даже если первой начала Грузия - это оправдывает изгнание грузинских крестьян из родных мест, сожжение их домов, убийство? Или все-таки не совсем?
Read more... )

Оригинал взят у [livejournal.com profile] anna_alina77 в Жрать галстук или сосать хуй?
Оригинал взят у [livejournal.com profile] gorky_look в Жрать галстук или сосать хуй?
Тут спрашивают за Саакашвили, но я считаю шо для кафедры это не то, а для позаклассной читанки годится.

Так вот, наши губернаторы это не то шо в Америке губернаторы, типа Шварценеггера, которые могут даже смертные приговоры отменять. У нас то таке – водят руками куда скажут. Тем более, если они не почвенные деятели типа Лозинского, обремененные семейной мафией, ханскими амбициями и школьными друзьями. А наемные кнехты. Такшо не надо перейматысь особенно, а надо относиться душевно.

***
Саакашвили хорош по ряду причин.
Read more... )



2012_w газета "Время" (Казахстан)

Основатель Центра экстремальной журналистики (ЦЭЖ) России Олег ПАНФИЛОВ уже несколько лет живет в Грузии, преподает в университете Илии, ведет авторские программы на грузинском телеканале ПИК. Недавно он побывал в Алматы, и наш корреспондент поговорил с ним о грузинской модели реформирования государства. Разговор, как нам показалось, получился весьма поучительным.

– Олег Валентинович, почему у Грузии получилось то, что не получается у нас – например, искоренить коррупцию?
– Коррупция живет тогда, когда есть возможность получить эти незаконные деньги. Когда за какую-то бумажку можно принести коробку конфет, а если важная бумажка – то и “презент” значимее. А в Грузии все это исчезло – работает публичный и гражданский сервис. Ты приходишь в огромный прозрачно работающий центр и даже не знаешь, кому и что дать. Примерно половина всей бюрократической волокиты, связанной со справками и документооборотом, перевели в электронный формат. Недавно были произведены социологические замеры: 98 процентов опрошенных не помнят, чтобы они кому-либо давали взятку за последние пять лет. Это слово вообще исчезло из повседневного лексикона Грузии – наравне со словами “откат”, “пристроить”, “похлопотать”.

– Насколько я понимаю, взятки просто узаконили…
– Грубо говоря – да. К примеру, у постсоветских людей есть дурная привычка брать крутые номера на машины. А в Грузии вы заходите в торговый центр, там есть специальные pay-box: вбиваете номер, который хотите, смотрите – свободен ли он, и бронируете его. Остается оплатить номер в банке.

– Это дорого?
– Самые крутые – в среднем 10 тысяч лари (более шести тысяч долларов). За все нужно платить. Поэтому те люди, которые имеют деньги и хотят с понтами кататься на улице, пусть платят.

– … А потом в один день взяли да и распустили полицию – примерно 40 тысяч человек…
– Несколько месяцев в Грузии вообще не было полиции. На самом деле до реформ отношения строились обычно так: воры в законе в одной системе с прокурорами, судьями и так далее. Казалось, невозможно разбить эти схемы, но вот выяснилось, что это несмертельно. Исчезли гаишники с дорог – аварий не стало больше и нарушений не стало больше.

– Где взяли новых людей? Выращивали в инкубаторах?
– Разговоры о том, что найти их невозможно, – отговорки. Грузия – очень маленькая страна, всего 4,5 миллиона человек, – и то нашли. Был объявлен достаточно сложный конкурс с высокими требованиями. Но и вознаграждение соответствующее. Сейчас в МВД вводится надбавка к зарплате за знание иностранного языка. Вообще у полицейских высокая зарплата – особенно на фоне все еще низкого уровня жизни – в 10-15 раз выше среднего (примерно 800-1500 долларов). Полицейский не может приступить к работе, пока не закончит полицейскую академию. Там преподают и юриспруденцию, и психологию, и медицинские навыки прививают. У нас полицейский может, например, принять роды.

– Правда, что многие ведомственные здания в Грузии из стекла и просматриваются насквозь?
– Все ведомственные здания прозрачные. Здание МВД – проект итальянского архитектора Микеле де ЛЮКА – напоминает морскую волну высотой четыре этажа. Все полицейские участки тоже прозрачные. Человек, который идет по улице, может смотреть, что происходит внутри. Что касается задержанных, то их везут не в полицию – они содержатся в КПЗ при Минюсте, где нет стеклянных стен.

– Говорят, в Грузии развит институт провокаторства.
– Это не провокаторство, а нормальная проверка на соблюдение законов. Если говорить советским языком, то есть еще институт доносительства. Человек, который увидел, как совершается преступление, может анонимно заявить об этом и получить деньги после окончания следствия.

– Вы создали и долгие годы возглавляли российский Центр экстремальной журналистики. Хочу спросить – нужен ли такой в Грузии?
– В Грузии восемь лет назад был принят закон о свободе выражения, и не было ни одной попытки его поменять (а меняют обычно закон, если хотят ужесточить). Там всего 21 статья. Других законов для СМИ просто нет – так же, как нет профильного министерства. В Уголовном кодексе нет статьи, которая бы преследовала журналистов. За последнее время даже гражданских процессов против журналистов было всего два – и суд в обоих случаях принял сторону ответчиков. Поэтому смысла создавать какие-то структуры, подобные ЦЭЖ, у нас нет. В последний раз журналиста убили в 2005-м. И то – он был итальянец, который работал в Чечне, куда уходил через Панкисское ущелье.
Политической цензуры нет, а государственные СМИ запрещены Конституцией.

– А президент по какому каналу с Новым годом население поздравляет?
– Обращение – по желанию – показывают разные телекомпании. У президента есть только веб-сайт, а в парламенте – бюллетень, который публикует отчеты о законотворческой работе. Другое дело, что журналистское образование еще не реформировано. Журналисты не знают современных стандартов, работают все больше по-советски. К примеру, о том, что Миша (СААКАШВИЛИ, президент Грузии. – З. А.) – фашист, можно прочитать во многих газетах.

– Такое ощущение, что у Грузии там свой информационный мир, да и вообще какой-то параллельный мир: закрыли российские каналы, запретили петь русские песни в ресторанах…
– Песни в ресторанах? (Смеется.) Это я впервые слышу – наверное, об этом по тем каналам сказали, которые у нас не смотрят. Вот давеча ШЕВЧУК (Юрий, лидер группы “ДДТ”. – З. А.) выступал, пел русские песни и даже без колючей проволоки…
А вообще, я не понаслышке знаю, что такое информационные войны, и могу сказать: узнавать новости по телевидению – советская привычка. А российское и в целом постсоветское телевидение – такая вещь, которую лучше не смотреть. Там и “галстук” появится, и все, что угодно (имеются в виду кадры, где президент Саакашвили жует свой галстук. – З. А.).

– Галстука не было?
– Галстук был. Хочешь, я почешусь сейчас, нервничая за разговором? Это нормальная реакция человека. Сидел Миша, давал интервью Би-би-си, в это время очень важный звонок был из Вашингтона: шла война – и он в эфире разговаривал по телефону. Человек в таком состоянии делает многое не задумываясь: может ногти грызть, может галстук покусывать. Именно покусывал, он его не ел. Но поскольку бывшие советские люди привыкли верить в гадости, постольку началось: “Миша галстук жрет!”. Кстати, мы год назад с другом зарегистрировали фирму и стали выпускать съедобные галстуки. На упаковке написано: “Галстук съедобный реформаторский, регулярное потреб­ление галстука вызывает аппетит к свободе и демократии”. Мише подарили – он хохотал.

– Съел при вас?
– Да ну! Зачем? Это тклапи – грузинская пастила, мы ее просто в виде галстука стали выпускать. Ну неужели Миша тклапи не ел? Оставил себе в качестве сувенира.

Зарина АХМАТОВА, Алматы
Oleg Panfilov/Олег Панфилов
Олег Панфилов http://nv.ua/opinion/panfilov/misha-saakashvili-protiv-russkogo-medvedja-66484.html
Сегодня Саакашвили помогает создавать еще одну страну, а медведь уходит в длительную спячку, которую врачи называют летаргическим сном

Миша – так зовут Саакашвили в Грузии. Не запанибратское Михо и не семейное Мишико, а просто Миша. В Грузии принято сокращать имена и к ним относятся уважительно точно так же, как к полному, официально нареченному. Мишей его зовут абсолютно все, кто-то злобно, кто-то уважительно, зависит от восприятия. Это и признак доверия. Я не слышал, чтобы Иванишвили или нынешнего премьера звали как-то иначе: только по полному имени. А если и есть прозвища, то я не осмелюсь их приводить.

Медведь – обобщенный образ так называемого «русского мира». Кто сравнил население этой огромной искусственной страны с животным, не знаю, но помимо ярости, неконтролируемой злости и агрессии, медведь обладает еще и другими качествами. Например, уходит на несколько месяцев в берлогу и спит. Говорят, что при этом он сосет лапу. Есть простонародное название поноса, диареи – «медвежья болезнь». Так исстари называли резкий и неконтролируемый понос вследствие панического страха. Что касается размера «русского медведя», то в этом случае налицо преувеличение, ведь канадский гризли не меньше бурого, а отдельные экземпляры бывают даже больше.

Свой символ добрый и отзывчивый русский народ нещадно уничтожал – съедал в виде пельменей или других кулинарных изысков, швырял шкуры на пол, а чучело выставлял у входа в трактиры, с подносом. Кстати, про характер русского медведя – это все сказки, он неплохо дрессируется и быстро становится попрошайкой.

Другой наш герой, Миша, Михеил (не Михо и не Мишико) еще в детстве отличался усердным стремлением к образованию. В те времена многие грузинские мальчишки мечтали быть «ворами в законе», а этот сидел и зубрил языки. Помимо грузинских поэтов, конечно. Получив шикарное образование в нескольких западных университетах, вернулся домой и был избран депутатом парламента. В 2000 году был приглашен Шеварднадзе в министры юстиции, проработал 11 месяцев и ушел добровольно в отставку, обвинив президента и членов правительства в коррупции. Позднее он произнес фразу, ставшую для прежней власти финальной: «Я 36 лет жил при Шеварднадзе, хватит!»

Первый наш герой не был особо персонифицирован ни с советскими, ни с российскими политиками, хотя буйным характером и ростом был схож с Борисом Ельциным. Второй герой, майор КГБ Владимир Путин, в 2000 году вдруг решил стать медведем. При росте 169 сантиметров (по сравнению с Мишиными 190) это было трудно, но пропаганда сделала свое дело: «Говорим Путин - подразумеваем медведя, говорим медведь – подразумеваем Путина». Правда, не все с этим сравнением были согласны. Когда в 2004 году Миша стал президентом, Путин уже мотал свой первый срок. Медведь-Путин не сразу раскусил коварный замысел Миши: только когда пошел второй срок, он понял, что на постсоветском пространстве пригрел антироссийскую змею.

Главная проблема в отношениях Миши и медведя – Абхазия, которую российские войска захватили в 1992 году, потом объявили себя «миротворцами», по существу, став оккупантами. Медведь положил на Абхазию лапу и заявил, что не отдаст, как и «Южную Осетию». Другая проблема – разное знание истории отношений России и Грузии. Медведь считает героями Орджоникидзе и Сталина, Миша вместе с остальными грузинами почитает царицу Тамар, царя Давида, Илию Чавчавадзе и других героев малюсенькой страны. Медведь возжелал вернуть себе былую берлогу – большую, просторную, чтобы все боялись, чтобы было комфортно спать и сосать лапу.

Миша сказал медведю «нет», тот, само собой, обиделся и даже обозлился. К тому времени с помощью пропаганды был создан коллективный медведь – все хотели быть похожими на Путина, то есть со всеми ругаться, на всех плевать, всем угрожать. Помните русскую сказку про теремок? «Влез медведь на крышу и только уселся, как затрещал теремок, упал на бок и весь развалился». То есть, как писал русский классик Островский, «да не доставайся же ты никому».

Еще медведь любит врать. Например, что он самый сильный. А Миша в ответ говорил: «А мы будем самыми умными». Медведь злился – выслал грузин из своей берлоги, запретил пить грузинскую воду и вино, стал говорить всякие гадости, потом пошел войной. Сказочная девочка Маша перевоспитала медвежью семью добротой и лаской. С Путиным такое невозможно, он оказался патологическим лжецом: сперва признавался в любви, потом угрожал, потом и вовсе шел воевать – убивать и грабить.

В чем причина такого поведения? Злость, ложь и зависть. Последнее, скорее всего, в отношениях с Мишей главное. Миша говорит – «у нас нет коррупции», а у Путина есть и все об этом знают. Миша говорит: «у нас самая порядочная полиция», а у Путина – что бандиты, что полиция, одно и то же. Миша говорит: «у нас свобода слова», а у Путина цензура и пропаганда. Миша говорит: «у нас Конституция», а Путин хочет стать президентом в четвертый раз. В общем, они совсем разные.

Пришло время, и Миша стал все делать назло медведю. Создал некоррумпированную полицию и государственный аппарат, разогнал «воров в законе», разрубил все нити, связывающие коррупцию с чиновниками, из лексикона грузинского языка исчезли слова «взятка», «откат», «блат». Соплеменники Путина оказались в растерянности: им бы хотелось тоже жить в стране, где машины с открытыми дверьми ночуют под окнами, но не могут – они должны любить царя. И грузины никогда более не захотят опять жить под покровительством берлоги под названием Россия.

Сказка «Миша и медведь» - самая интересная и правдивая. В ней пока не видно конца, хотя финал очевиден: Миша помогает создавать еще одну страну, а медведь уходит в длительную спячку, которую врачи называют летаргическим сном.
Опубликовано 03.06.2015 http://ru.krymr.com/content/article/27050920.html

Семь лет назад Владимир Путин в редком для президента самой большой страны в мире стиле пообещал повесить президента Грузии Михеила Саакашвили за причинное место. Можно догадаться, что Путин таким образом выразил собственное понимание отношений между двумя странами, в том числе и между двумя президентами. Биографы Путина вряд ли объяснят, откуда в этом довольно сером человеке столько агрессии и необъяснимых желаний – «мочить в сортире», «обрезать», «пыль глотать» и, наконец, «подвесить за яйца». В любом другом приличном обществе Путин должен получить по заслугам.

Давно не наблюдал такой истерики. Наверное, впервые за столько лет назначение экс-президента маленькой, в 144 раза меньше России страны на пост главы всего лишь пятой по численности населения области вызвало припадки настроения, которые больше похожи на бешенство и бессилие. Кажется, если бы Саакашвили мог показать непосредственно Путину язык, тот бы взорвался от злости. За Путина старается его окружение. Непонятно одно – если Саакашвили все годы его политической деятельности называли «разрушителем Грузии», то можно просто хорошо и уютно усесться и смотреть, как он будет разрушать Украину.

Наверное, все-таки в России понимают, что грузинская команда в Украине – не гастарбайтеры, они приехали действительно изменять страну, которую в Кремле давно считали своей. Нынешняя грузинская власть, само собой, поддакивает Кремлю, помогает российской пропаганде как можно больше оскорбить реформаторов, но получается это как всегда грубо и глупо. Была бы воля Путина, он перекрыл бы все границы Грузии, лишь бы люди не могли увидеть того, что сделано за годы реформ. Ни части шикарного автобана Тбилиси-Батуми, ни игрушечного Сигнахи, ни сверкающего Батуми, ни вежливой и красивой полиции, ни домов юстиции. Но люди едут и смотрят, в том числе россияне.

Всегда интересно наблюдать за россиянами, медленно взбирающимися вверх – к горе Мтацминда, чтобы подняться на фуникулере и увидеть Тбилиси сверху. Само собой, они переговариваются, делятся впечатлениями и очень часто чем-то недовольны. Не знаю, как объяснить, но среднестатистический россиянин, оказывающийся в чужой среде, всегда старается выразить негодование – тем, что улица крутая, тем, что надписей нет на русском, и даже тем, что вот, эти грузины все без нас построили и сделали.

Скорее всего, главная причина неприязни кроется именно в этом обозначении произошедшего – «без нас». Они видят, что сделали лучше, красивее и удобнее, но похвалить, тут как говорится, «корона упадет». Ведь это станет признанием своей никчемности, поэтому лучше сказать – «без нас». И многие грузины с этим согласятся: «Да, именно без вас все и получилось».

В Грузии давнее отношение к России, с начала 19 века. Тогда восстания против оккупантов начались сразу же. Вторая, советская оккупация в 1921 году – сопротивление не спадает, как и во время оккупации 1993 и 2008 годов.

В Тбилиси во время августовской войны семь лет назад многие ждали голоса поддержки из России, от либералов и демократов. Те из грузин, кто воспринял августовские события 1991 года как шанс россиян стать частью демократического сообщества, полагали, что сейчас, по крайней мере в Москве, люди выйдут на улицы и потребуют прекратить войну в Грузии. Я помню, как мои друзья уверяли, что вот-вот кто-то, то ли Немцов, то ли Чубайс скажут Путину – прекрати войну. Но все было наоборот. И Немцов, и Навальный, и Яшин, и многие другие, кто не мог молчать, все поддержали Путина в войне на Кавказе. И только одинокий голос Новодворский удержал грузин от ярости в отношении России. Но голос Леры был похож на передачи ВВС в советское время – ее глушили стройные и бодрые голоса других российских либералов, призывавших наказать Грузию.

Борис Немцов за несколько месяцев до гибели стал относиться к Украине иначе – пытался поддерживать ее и критиковать Путина. Другие его соратники встали в позу «и вашим, и нашим»: Илья Яшин заявил, что выход из крымской ситуации только в совместном управлении полуостровом. Украинским полуостровом, оккупированным Россией. И опять ссылка на русскоязычных, на менталитет, на политическую ситуацию, и ни слова о судьбе коренного населения – крымских татарах, ни намека на Конституцию Украины и международное право. Поведение российского либерала больше напоминает поведение альтруиста-рэкетира: давай я захвачу, а потом твое, захваченное мною, поделим пополам. И совсем не понятно – каким образом Украина и Россия смогут совместно управлять территорией, при разном понимании геополитики, межнациональных проблем, уровня коррупции и права собственности.

У грузинских реформ есть смысловой бренд – страна без коррупции. У России другой бренд – страна с коррупцией, без всякой перспективы избавления от нее. Коррупция в сознании россиянина – основа всей жизни, взаимоотношений и благополучия. Отсюда и полные холодильники в годы перестроечной разрухи, отсюда «тетя Нина из Тбилиси», родственника которой надо устроить в гостиницу в обмен на два билета на «Лебединое» в Большом театре. Коррупция – основа Российского государства, еще с той самой поры, когда приближенный к императору Петру Первому бывший продавец пирожков, холоп и царский денщик Алексашка Меншиков стал первым государственным коррупционером, вошедшим в историю империи. Достаточно посмотреть несколько российских сериалов, чтобы убедиться, что коррупционер и бандит – главные герои российского кинематографа.

Россия постепенно сокращает круг своих сторонников и единомышленников. Теперь в списке друзей – гости последнего военного парада, из которых Китай выступает скорее в качестве покупателя и покровителя, чем соратника и партнера. Путин довел страну до одиночества без всяких перспектив экономического благополучия. Ненависть и агрессия, ложь и пропаганда, презрение к миру и манипулирование историей привели Россию к изоляции. Какое-то время еще можно друг друга обманывать какой-то «особенностью» и «духовностью», пока не закончатся деньги и не опустеют полки магазинов.

Но в архивах останутся призывы российских либералов наказать Грузию или совместно управлять Крымом, этими записями могут воспользоваться сатирики...


Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия), основатель и директор московского Центра экстремальной журналистики (2000-2010)

Profile

vin_o_321

March 2016

S M T W T F S
   1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
131415 16 171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 04:18 am
Powered by Dreamwidth Studios