[personal profile] vin_o_321
Оригинал взят у [livejournal.com profile] grimnir74 в Письма простых людей в редакции черносотенных газет

Как и сегодня, сто лет назад основными бедами черносотенцы считали униженное положение русских и засилье инородцев («особенно жидов»). Но в письмах в редакции черносотенных газет содержится не только эта тема, но и социальные вопросы, просьбы денег и повышения за «службу», а также доносы на «неблагонадёжных».

Изучение черносотенства царского времени интересно тем, что его сегодняшние последователи, т.н. «охранители» идеологически почти во всём копируют то течение – верноподданчество правителю, борьба с интеллигентским инакомыслием, обвинение «тёмных сил» во всех бедах России. Как и сто лет назад, так и сегодня костяк чёрной сотни составляют правые интеллигенты (т.н. «диванные эксперты»), агенты охранки, священство, маргиналы и мелкая буржуазия.

Корреспонденция Главного совета Союза русского народа (далее – СРН) и письма, адресованные в редакцию самой популярной из черносотенных газет, центральный печатный орган СРН – газету «Русское знамя» хорошо отражают общественные настроения электората СРН. В архивах сохранились эти письма с 1906 по 1916 год.

Основным мотивом составления данной корреспонденции было желание получить помощь со стороны Союза русского народа в решении тех или иных насущных проблем авторов. Однако помимо ходатайств и просьб послания содержат высказывания авторов по вопросам социальнополитической и экономической ситуации в Российской империи начала ХХ века. В одном из писем, авторами которого являются петроградские рабочие, говорилось: «Мы рабочие верноподданные своему Государю Императору Самодержцу. Мы вас господа правые члены, просим защитить нашу православную веру и батюшку нашего Самодержавного Государя Императора и русский народ от гнёта инородцев. Ещё мы вас господа просим позаботиться и о нас рабочих, чтобы нам было государственное страхование, и за увечия мы получали бы и чтобы был сокращён рабочий день и прибавки расценок, да пошлет вам господа силы и крепость побороть нынешних внутренних врагов. Ещё господа правые члены Государственной Думы мы рабочие вас просим, чтобы вы нас защитили бы от фабрикантов». Как видно из текста послания, авторы высказали не только ряд просьб, но демонстрировали свою преданность консервативным идеям.

Второй комплекс писем, на основе которого можно изучать монархические настроения в российском обществе, отложился в рамках архива газеты «Русское знамя» за 1907-1916 годы. В своих посланиях корреспонденты подробно и зачастую весьма эмоционально описывают ситуацию, сложившуюся в регионе их проживания, выражают свои воззрения по тем или иным вопросам общественно-политической жизни в стране, которые и представляют интерес с точки зрения изучения общественных настроений погромщиков.

Так, в одном из писем автор жалуется, что «…урядник полицейский узнал, что я и вся моя семья состоим членами в СРН и начал притеснять нас, не даёт заработать кусок хлеба, несколько раз вваливался в мою квартиру среди ночи. Считаю себя вправе честным трудом зарабатывать кусок хлеба. Придирается ко всяким мелочам, терзает за документы ложно, ложно составляет протоколы и предает суду. Я здесь проживаю 4 года на расстоянии 9 вёрст от родной деревни. Можно было бы жить здесь и без документов. Урядник издевается над нами, не воздаёт должного почтения портрету Самодержавного Государя, кощунник религии».

Другой корреспондент сообщал, что он «всю жизнь служил правдой Церкви, Царю и Отечеству», «боролся против врагов: подлого жида, кавказского поляка и русских изменников», за что «едва не поплатился жизнью», а теперь крайне возмущён, что в газете «Русское знамя» была помещена заметка «Садьско-паша – он же пан Чайковский», в которой честное имя Чайковского было опорочено, тогда как тот являлся патриотом, чья «память предана поляками анафеме».

Помимо посланий-протестов архивное дело содержит письма, составленные с целью выразить поддержку газете «Русское знамя» и её главному редактору А.Дубровину лично. Как писал один из корреспондентов, он видел, «как легко можно достичь, чтобы Государь прислушивался бы к одному «Русскому знамени», чтобы все правые полки и союзники слились под Вашей рукой, покрыв презрением Маркова и проч. и под Вашим руководством мы сделаем, право, чудеса».

Самый значительный пласт корреспонденции -  с выражением возмущения «о еврейском засилии». Например, в одном из писем, полученном на имя А.Дубровина из Херсонской губернии, автор жалуется, что бывший пристав Херсонской губернии – «прикрыватель революционеров, назначенный в Мариуполь, потом в Ялту, поближе к Царским дворцам» и был назначен Ялтинским исправником и комендантом дворцов. Автор задаёт вопрос: «Интересно, кто рекомендовал его губернатору? Теперь понятна мне фраза одного управляющего заводом жида: «Бросьте Союз и вы получите повышение». Теперь и я вижу, что всесильны жиды на Руси!»

База данных, созданная на материале переписки СРН и газеты «Русское знамя», включила в себя 14-15 информационных полей. Основные мотивы обращений граждан в партийные органы СРН и черносотенные газеты:

1. Аудиенция у Императора. Авторы этих посланий обращались к А.Дубровину с надеждой, что тот сможет поспособствовать получению ими аудиенции у Императора, как правило, для того, чтобы получить возможность лично выразить свои верноподданнические чувства или же доложить о делах в своём регионе. «Чего хочет царь? Того, что хочется нам – об этом царю нужно рассказать», – примерно так формулируется данное настроение авторов писем.

2. Выражение верноподданнических чувств. Данные послания не содержали каких-либо просьб и ходатайств, а были составлены с целью выразить верность идеям монархизма. Так, крестьянин из Костромской губернии писал в 1907 году: «Умоляем тебя наш Царь и Батюшка не уступать требованиям твоих и наших врагов и не умолять Свои Права Самодержца. Власть твоя Самодержавная от Бога». Подобные настроения содержатся в большинстве писем.

3. Выражение несогласия с напечатанными материалами. По содержанию эта корреспонденция является протестной, так как авторы в своих письмах высказывали недовольство взглядами и мнениями, появившимися на страницах газеты «Русское знамя»: «Вчера в «Русском знамени» я наткнулся на статейку, в которой имена Витте, Безобразова и моё смешали в одну общую кашу. Когда меня лихая печать ругает, я отношусь к этому совершенно спокойно, но когда правая печать, да ещё «Русское знамя», начинает смешивать меня с Витте, то меня коробит», – писал один адмирал в 1907 году на имя А.Дубровина.

4. Выражение поддержки газете «Русское знамя». Корреспонденты в своих письмах выражали поддержку как самому изданию, так и А.Дубровину как её главному редактору. Причем делали это зачастую весьма эмоционально: «Я сама болею душой за нашу Родину и Веру Православную, которая находятся теперь в таком попрании. Примите мою искреннюю любовь к Вам. Укрепляйтесь на трудном пути Вашем, да подаст Вам Господь мир душевный и здоровья для перенесения всех предстоящих Вам испытаний».

5. Имущественные и земельные споры и вопросы. Как правило, эти послания составлялись крестьянами в связи с жалобами на землеустроительные работы; спорами, связанными с желанием крестьян докупить ещё земли, которая была им необходима ввиду общего крестьянского малоземелья, или же с просьбами помочь в связи с отказом в кредите от Крестьянского банка; имущественными спорами личного характера; спорами между крестьянами и помещиками; жалобами на мошенничество с имуществом. Примером подобного послания может служить ходатайство крестьян Черниговской губернии, направленное на имя председателя Главного совета СРН: «Благодаря недобросовестности душеприказчиков имение, которое хотели купить крестьяне и на земле которого работали, против воли завещательницы было продано евреям за низшую сумму денег и нас крестьян, нуждающихся в земле, лишили возможности приобрести раньше принадлежащие нам имение».

6. Информирование о делах в регионе. Корреспонденты жаловались на состояние дел в регионе своего проживания и надеялись на участие СРН в наведении порядка. Например, в 1910 году на имя А.Дубровина поступило послание от священника из Таврической губернии: «Вообще впечатление разгрома целой партии. Дела в Академии плохи. Ялту обещали другому священнику. Буду жаловаться в Синод».

7. Личная просьба. Корреспонденты часто обращались с личными просьбами как в Главный совет, так и в редакцию газеты «Русское знамя»: просьбы помочь с разводом; напечатать письмо на страницах газеты «Русское знамя»; выслать устав или монархическую литературу, и др.

8. Недовольство качеством издания. Например, в 1910 году в редакцию на имя А.Дубровина поступило письмо следующего содержания: «Ради Бога, Александр Иванович, не допускайте, чтобы сотрудники «Русского знамени» грубо выражались на страницах. Называют подлецом, мерзавцем – это не допустимо. Левые так же не любят Вас, как и Вы их, а между тем в левых газетах они этих слов не позволяют печатать. Это стыдно самому читать. Социал-осёл, хромой, козел – это не больше не меньше как уличные ругательства не первой нравственности».

9. Антисемитские настроения, осуждение революционной пропаганды. Как правило, составлены они весьма эмоционально и содержат факты, подтверждающие, по мнению корреспондентов, недобросовестность местных властей. Вот послание из Киевской губернии: «Вчера я узнала о возмутительном факте бывшем в Государственном Киевском банке. Моя сестра пришла туда для того, чтобы положить деньги на церковь. Один чиновник послал её к инспектору банка, он пригласил её в кабинет и начал уговаривать отказаться от Бога и Царя, говоря что всё это пустое. Вот до чего доходят чиновники в Киеве. Вот до чего дожили – гонят Православных людей за Православие, Самодержавие и русскую народность».

10. Оказание материальной помощи и решение финансовых проблем. Авторы этих посланий направляли свои прошения в Главный совет, надеясь на то, что представители СРН либо лично окажут им материальную помощь, либо походатайствуют перед органами государственной власти о получении помощи со стороны государства.

11. Критика деятельности Государственной Думы. Авторы ряда посланий выражали недовольство тем, как работает Госдума, считая, что это учреждение недостаточно ревностно защищает «Самодержавие, Православие и Народность». Так, в 1906 году дворянин из Санкт-Петербурга писал: «Речи представителей левых партий, раздающиеся в Думе, унижают это великое учреждение».

12. Прошение о помиловании. Большинство посланий с ходатайством о помиловании отложилось в архиве канцелярии Главного совета СРН. Корреспонденты писали для того, чтобы получить у представителей СРН поддержку для получения положительного решения о помиловании со стороны Императора.

13. Прошения о помиловании со стороны третьих лиц. В данную категорию попали послания, написанные не самими осуждёнными, а третьими лицами (родственниками, единомышленниками, сослуживцами), которые надеются на то, что их заступничество будет способствовать вынесению положительного решения в ходатайстве о помиловании.

14. Прошения о помощи в строительстве храмов и школ. Например, в 1908 году на имя А.Дубровина поступило послание из Витебской губернии: «Походатайствуйте перед Священным Синодом, чтобы здание в Витебской Епархии уступили бы Министерству Народного просвещения для открытия школ для обучения крестьян». Ряд посланий о строительстве храмов поступило от крестьян, которые в ходе переселенческой реформы уехали за Урал и теперь ходатайствуют об устройстве церквей на новом месте проживания.

15. Прошение о службе. Послания, содержащие просьбы помочь с продвижением по службе или же получением новых должностей, содержатся во всех комплексах переписки. Авторы надеялись на авторитет представителей СРН, как, например, служащий, претендующий на должность Инспектора училища, писавший на имя А.Дубровина в 1909 году из Владимирской губернии: «Не могу не просить Вас помочь мне Вашим добрым словом за меня перед Высшим начальством в Министерстве Просвещения к восстановлению меня в правах и возвращению на должность, которой я был несправедливо лишен».

Монархические высказывания, подтверждающие приверженность авторов самодержавной форме правления, содержатся в подавляющем большинстве посланий, так как многие письма были изначально написаны с целью выразить верноподданнические чувства. Так, один священник писал в 1907 году: «Крепись Государь в великой борьбе с внутренними и внешними врагами Твоими и всего Русского народа! Твои верноподданные готовы по первому зову стать на защиту Великой семьи Русской, возглавляемой Тобой, Наш Самодержавный отец».

Ряд посланий, которые основной целью своего составления имели получение помощи по ходатайствам или же донести до представителей СРН воззрения автора по тому или иному вопросу, содержали такие высказывания монархического характера, как: «тысячи русских сыновей выражают своему Царю и Родине почтение»; «исповедую чисто монархические убеждения; муж мой служит верою и правдою Царю и Отечеству»; «Русь должна быть спасена для дальнейшего процветания хозяина русского народа»; «не дорожа жизнью своею стою за Царя, Веру и Отечество»; «есть ещё на земле правда и верные слуги государя»; «да поможет Господь Бог Нашему Дорогому Страдальцу Николаю Александровичу».

Националистические взгляды авторов писем могут быть проиллюстрированы следующими примерами: «помогите нам, спасите от польского владычества»; «боролся против врагов: подлого жида и кавказского поляка»; «плюнуть поганому жиду в пейсхатое рыло»; «нельзя допустить жидовские издевательства над своими духовными пастырями»; «Царь Батюшка окружен нерусскими, а нерусские русских не терпят»; «жиды и поляки уже делят свою добычу и расправляются с русским народом»; «во главе гимназии стоит не то немец, не то еврей». Как видно из вышеперечисленных примеров, национализм черносотенцев не только в антисемитских, но антинемецких и антипольских высказываниях. Причём зачастую авторы не видят разницы или не понимают её.

В ряде посланий присутствуют настроения, определяемые в «антиреволюционных высказываниях». Например, «забрали всё в свои руки кучка революционеров-кадетов»; необходимо «нейтрализовать действие революционной партии в станице»; «помогите нам, бедным обездоленным труженикам, в святом деле, на благо нашего многострадального отечества, выбраться из революционной крамолы».

Многие корреспонденты в своих посланиях выражают особую преданность православию: «болею душой за нашу родину и веру православную, которая находятся теперь в таком попрании»; «дело в отношении засорения еретическими мыслями нашего православия очень важно, и поэтому замалчивать о нём значит отступить от защиты православия»; «в городах, где море безбожной интеллигенции, где всё святое оплёвывается, уничтожается, на каждом шагу грозит опасность смертельная от слуг сатаны»; «кирхи строят, православные молитвенные дома нет».

Весной 1917 года около 200 тысяч членов черносотенных организаций (по численности с ними могли соперничать только эсеры, все остальные партии – уступали в разы) вмиг испарились, даже не попытавшись бороться за царя, в верности которому клялись ещё несколько лет назад.

(Цитаты: Ольга Каптелина, «Монархические настроения в российском обществе начала ХХ века: опыт изучения архивных источников» – журнал «Историческая и социально-образовательная мысль», №1, 2015)


Profile

vin_o_321

March 2016

S M T W T F S
   1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
131415 16 171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios